СРО «Союз строителей Югры»
16/12/2018
816  членов
Почетная грамота Минрегиона России
КАК ВСТУПИТЬ?
 Карта сайта  Фотогалерея Версия для слабовидящих
Поск |
Главная » Авторитетное мнение » Губернатор Югры Наталья Комарова дала пресс-конференцию для федеральных, региональных и муниципальных средств массовой информации

Губернатор Югры Наталья Комарова дала пресс-конференцию для федеральных, региональных и муниципальных средств массовой информации

Версия для печати Версия для печати


Больше 3 часов общения с главой региона позволили журналистам узнать последнюю информацию из первых уст. В КТЦ «Югра-Классик» Ханты-Мансийска состоялась пресс-конференция губернатора автономного округа. Представители 64 средств массовой информации задали Наталье Комаровой 53 вопроса.

Приводим стенограмму пресс-конференции:

Ведущий: Добрый день, уважаемая Наталья Владимировна, уважаемые коллеги. Меня зовут Демури Апаликов, я заместитель начальника редакции аналитических программ окружной телерадиокомпании «Югра». Я приветствую вас  на традиционной   пресс-конференции губернатора Югры Натальи Комаровой.  В открытом диалоге с главой региона сегодня мы обсудим ключевые вопросы развития округа, поговорим на острые, злободневные темы, обозначим стратегические направления развития Югры в 2019 году. Сегодня в пресс-конференции принимают участие представители 64 редакций, в зале — почти сто человек. Здесь собрались журналисты муниципальных и региональных СМИ, Уральского округа, наши коллеги из федеральных изданий, а также представители блогерского сообщества. Некоторые не смогли присутствовать лично, но их вопросы я обязательно озвучу. Право задать вопрос главе регина есть у каждого. Единственное — мы предлагаем сосредоточиться на темах, важных для всей Югры, поговорить о системных решениях  и проблемах, где требуется участие и мнение именно высшего должностного лица региона. 

Итак, мы начинаем. Я прошу представляться и называть СМИ.

Елена Куксаус, Няганский телеканал:  Наталья Владимировна, в январе 2019 года должна стартовать основная и заключительная часть цифровой реформы телевещания в России. Однако новое качество «голубого экрана» грозит сокращением количества муниципальных телекомпаний. Как этот вопрос решается в Югре? Будет ли оказана поддержка местным телекомпаниям?

Н.В. Комарова: Это решение не спонтанное. В этом смысле упрекнуть тех, кто принял его, у нас нет возможности. Тем не менее, могла бы сказать о том, что не очень внимательно прислушиваются к регионам в части обеспечения возможности вещания региональным и муниципальным средствам массовой информации. Есть поручение президента РФ на этот счет. В принципе, мы все понимаем, что этот вопрос нужно решать в пользу людей, потребителей этой услуги. Мы продолжаем работать в этом отношении. На сегодняшний день у нас есть все возможности, подтвержденные в соответствии с законодательством Российской Федерации, обеспечения вещания Югры в аналоговом режиме с учетом возможностей выданной лицензии. Это первое. Второй блок – одновременно мы добиваемся, все-таки, принятия решения, в соответствии с которым приобретенное, установленное, используемое цифровое оборудование нашей телерадиокомпании должно и может быть использовано не в ущерб федеральной программе. В данном случае мы не видим здесь конфликта. Именно в новом современном цифровом формате. Теперь муниципальные СМИ. В нашем регионе только 2 сургутских телестудии, частная и муниципальная, имеют возможность вещать в течение 24 часов, а это одно из базовых требований. Остальные – вещают в пределах 3 часов. Это базовые для того, чтобы оставаться в этой системе. Поэтому сейчас мы, одновременно пробивая возможности для того, чтобы Югра осталась в общем формате, в том числе цифрового вещания, прорабатываем организационные и финансовые вопросы для того, чтобы определиться с местом муниципальных компаний в этой новой системе. Врезки, или Югра – координатор всего продукта, который формируется на муниципальном уровне, через свою площадку будет транслировать то, что производится в каждом муниципалитете по формату, о котором мы договоримся. Все в наших руках. Рассчитываю на то, что вы проявите активность – не надо тихо умирать, давайте покричим немного. Это абсолютно правильная позиция и полагаю, что мы будем идти в этом отношении, исходя из интересов жителей нашего региона.  

Ведущий: Стоит отметить, прямая трансляция нашей встречи идет на нескольких площадках. В социальных сетях — в сообществе правительства Югры ВКонтакте. Руководитель Центра социальных медиа Югры, администратор группы Дарья Цуманкова в зале, держит руку на пульсе и в течение пресс-конференции задаст несколько вопросов, поступивших онлайн. Также мероприятие транслируется на сайте правительства Югры, на сайтах ОТРК Югра и центра «Открытый регион». Сегодня же вы сможете увидеть телевизионную версию пресс-конференции губернатора Югры Натальи Комаровой на телеканале Югра в 19:30. Итак, коллеги, задаём свои вопросы.

Ольга Сагадиева, Ханты-Мансийский негосударственный пенсионный фонд: Задам вопрос про пенсии. Это обсуждаемая в последние месяцы тема. Я хотела спросить о планах правительства Югры в отношении окружной пенсионной программы «Две пенсии для бюджетников». В этой программе, по сути, предусмотрены льготы для наших учителей, врачей, библиотекарей и других работников бюджетных учреждений, которые могут формировать свою вторую пенсию, благодаря взносам не только своим, но и из окружного бюджета. Подобные программы есть только за рубежом. Югра в этом отношении – исключительный регион, который помогает своим бюджетникам формировать вторую пенсию. Это действительно затратная статья в бюджете округа. Каковы планы правительства Югры в отношении этой льготы?

Н.В. Комарова: Мы не планируем сворачивать этот проект. Он у нас в рабочем состоянии. Действительно, ежегодно мы вносим взносы за застрахованных лиц по этому дополнительному пенсионному обеспечению – больше 200 тысяч граждан нашего региона являются участниками этой программы. Нет никаких планов, чтобы свернуть ее. Более того, мы пытаемся опережающе вносить свои взносы, чтобы у фонда была возможность формировать дополнительные доходы по гарантиям и обеспечению этих выплат. Мы какой-то период не делали взносов в пенсионный фонд. Это в определенной степени напрягло его состояние. Но в то же время принятые меры по стабильному зачислению необходимого объема финансовых ресурсов и взвешенная политика Ханты-Мансийского негосударственного пенсионного фонда дает возможность нам говорить сегодня о защите прав участников этой программы и гарантированной обеспеченности выплат, которые предусмотрены законодательством автономного округа в этом отношении. Мы не планируем сворачивать эту программу.

Ведущий: Я напоминаю, что некоторые представители федеральных СМИ не смогли присутствовать, поэтому их вопросы буду озвучивать я сам. Виктория Аввакумова  из «Комсомольской правды» направила такой вопрос:

Югра первой из других субъектов России взяла в основу управленческих решений реальные предложения жителей. Особенно показательной стала работа по подготовке и реализации указов Президента. В форсайт-сессиях приняли участие тысячи югорчан. Каков результат форсайт-сессий? И ожидаются ли еще подобные масштабные мероприятия на территории округа с привлечением такого количества жителей? 

Н.В. Комарова: На мой взгляд, если сегодня давать оценку эффекту от такого формата вовлечения людей в принятие важнейших вопросов жизни нашего региона, он востребован и эффективен. Если у вас есть какая-то другая точка зрения – давайте обсудим. Но та обратная связь, на которую я опираюсь, говорит о позитивном состоянии взаимоотношений и настроения в этих взаимоотношениях. В результате 25 государственных программ, которые приняты в нашем регионе в обеспечение национальных целей развития РФ, говорит о полном погружении граждан в эти документы. Большое количество решений, которое было предложено, причем не обязательно стратегического значения, а локальные решения, которые абсолютно точно ложатся на необходимость достижения той или иной стратегической цели, но обеспечивают возможность и влияние непосредственно человека на принятые решения. Это эффект, который непросто достичь. Важно, что здесь у сторон такое отношение сложилось. Мы, когда принимаем участие в такого рода работе, не фиксируем внимание на том, что одновременно мы и ответственность на себя принимаем за то, что предлагаем. А когда не просто сказал, а сказал и это записано, печать поставлена и потом контролеров эшелоны выходят на обеспечение соблюдения того, что ты записал, здесь одновременно должна формироваться и ответственность. Нередко люди, когда доходят до этого понимания, то понижают свою активность. Не все готовы ответственность нести. Есть губернатор, пусть и отвечает, мало ли что мы думаем на этот счет. Это тоже правильная вещь. По крайней мере по законодательству все это действительно именно так. Но тогда, когда мы создаем такую площадку, очень важно представлять то, как твое предложение ляжет не только на то, как ты думаешь и тебе это нужно, а как это отразится для 1 миллиона 660 тысяч человек. Как это все сложится именно тем образом, на который был запрос.

Я не знаю, насколько вы активное участие в этом процессе принимали. Я очень активное. И нередко видела, как на одной площадке сталкивались в конфликте несколько позиций. Люди наконец-то видели и слышали себя со стороны и по-другому начинали оценивать собственное представление о том или ином вопросе. Это очень интересно наблюдать. Для меня, как руководителя региона, очень важно было в абсолютно новом формате увидеть человека не только с запросом на решение какой-то задачи, но и с четкой гражданской позицией в отношении того или иного вопроса. Интересно наблюдать, как чиновники, как команда реагирует и трансформируется, отвечая на эти запросы, что уже не один на один, а публично обсуждаешь тот или иной острый вопрос. И совсем по-другому следует себя вести и поднимать в себе какие-то другие возможности, чем если бы ты в тишине сочинял какую-то историю и думал, что это для людей замечательно и благо. Поэтому, если говорить об эффектах, то как минимум кто-то из людей сказал о том, что такой подход дает возможность говорить о том, что принятые решения – это народные решения, это народные государственные программы.

Это с одной стороны приятно слышать и точно ложится эмоционально на то, что я думаю на этот счет. Также, как и ваше обращение «Югра, ты в сердце моем» четко совпадает с этим. Но одновременно ты понимаешь, что это совершенно другая степень ответственности. Мы же договорились, значит все должно состояться так, как мы хотели. Это первый эффект. А может быть первый и второй. Еще что очень важно, у нас есть возможности в таком формате видеть себя со стороны. Это действительно очень сильный эффект. Его добиться какими-то другими способами, наверное, даже невозможно. А такой формат дает такую возможность. Ты видишь себя абсолютно таким, какой ты есть на самом деле. И проблема высвечивается в полном объеме со всех ракурсов и не дает тебе шанса не найти решение, что глубоко проработано и вплоть до эмоционального восприятия пропущено через необходимость принятия решения. Вот если немного в философию этого вопроса зайти, то где-то так. Еще много эффектов. Например, большое количество людей нашло свое место в этой жизни. Кто-то даже не знал, чем заняться, а теперь точно знает, чем будет заниматься. При этом то, чем он будет заниматься, будет еще и служить обществу. Это точно сильный эффект.

Дергачева Татьяна, газета «Югорский вестник»: Мой вопрос будет посвящен самому важному, что есть в жизни – детям. В частности, школьному питанию. Родительское сообщество нашего города, и не только, обсуждает информацию о том, что с 1 января 2019 года родительская плата за школьное питание существенно повысится. Связано это будет с тем, что с 1 января будет отменена окружная субвенция. Действительно ли это будет так? Если так, то останется ли питание за школами или будет отдано на аутсорсинг? Не секрет, что общественные организации будут существенно повышать цены и не всегда будет возможность оценить качество того питания, которое они будут предоставлять. Будет ли округ контролировать этот процесс?

Н.В. Комарова: Странно сформулирован этот вопрос. Правильно ли я понимаю, что Вы хотите обсудить со мной какой-то слух? Или документ? Нам важно определиться с Вами.

Дергачева Татьяна: Документа пока нет. Хотелось бы узнать, будет ли он принят? Потому что в образовательных учреждениях информация об этом доносится до родителей.

Н.В. Комарова: Еще раз возвращаю нас к тому, что государственные программы автономного округа приняты. Все мероприятия в них зафиксированы, порядки их реализации обозначены. Это публичные нормативные документы, которые, возвращаясь к предыдущему вопросу, принимались при широком участии огромного количества людей. Норму эту берем и вносим в культуру нашего общения между собой. Это первое. Второе, на что я хотела обратить внимание в вашем вопросе, это аутсорсинг и качество питания. Вы, когда в школе учились, вы кушали то, что вам готовили в школе?

Дергачева Татьяна: Да.

Н.В. Комарова: Было вкусно?

Дергачева Татьяна: По-разному.

Н.В. Комарова: Как-то так в жизни оно и происходит. Я помню из своего детства один ужасный кусок из меню школьного, который до сих пор не дает мне возможности позитивно относиться к этому продукту. Но это так случилось. Плюс еще различные вкусовые предпочтения играют важную роль. Но поскольку я, как и все другие, дежурила по кухне и по столовой, сейчас это редко используется, но в наше время это было нормой, я видела, сколько мы выбрасывали после завтраков и обедов из школьной столовой.  По поводу аутсорсинга. Представьте себе, это одни и те же люди выполняют эту работу. Или ваша мама, или моя. Или ваша сестра, или моя. Или ваш папа, или мой. Чем они хуже или лучше? Мы будем с вами соревноваться? Нет. Это не зависит от того, в какой форме происходит деятельность той или иной организации. Важно, как именно люди, которые в ней работают, выполняют свою работу. Это сложнее. Поэтому мы отвлекаемся обсуждать бюджетное – не бюджетное, а не то, насколько мы ответственно относимся к своей работе. Неважно, какой формы то или иное предприятие, в которой мы выполняем ту или иную услугу. Существуют отношения гражданско-правовые в данном случае. Заключается договор, в котором расписывается все – от ценовой политики до качества, объема и своевременности. Если не выполняется договор, то он несет ответственность вплоть до его расторжения. В этом случае накручивать себя бесперспективно. Важно, чтобы на территории нашего региона были структуры, бюджетные или нет, которые на «пятерку» выполняли свою работу, оказывая услуги населению. Вот это важно.

Я зацепилась за эту часть вашего вопроса, учитывая то, что одновременно мы будем говорить о том, чем занять население и как повысить уровень его благосостояния. Если на бюджете сидеть за рубль и при этом как-нибудь делать свою работу – это одно. А когда ты занимаешься бизнесом, развиваешь его, создаешь марку, узнаваемый продукт, за которым гоняется весь регион, а возможно и сеть, а возможно и монополистом станешь или вертикально-интегрированной компанией – это совсем другой подход и возможности даст, потому что одновременно создает себе предприятие по, может быть, выращиванию той или ной продукции, производству, в розницу и так далее.

Мне очень хотелось бы, чтобы мы сгоряча не обсуждали подобного рода вопросы, поскольку это имеет большое значение. И эффектов очень много, и ответственности много. Потому что в любой бюджетной сфере видишь соотношение специалистов в ней и обслуживающего персонала. Есть ли смысл в такого рода соотношении? Почему рынок нельзя развивать таким образом, чтобы конкуренция и качество были именно на рынке. Я говорю о простых вещах, например, убрать помещение, постирать простыни, помыть окна и так далее. Почему это должен делать работник бюджетного учреждения? В данном случае мы услугу должны оказывать, а все остальное создавать. Это не значит, что нет решения.

Читайте государственные программы. Решения о том, чтобы перейти всем на аутсорсинг с завтрашнего дня, нет. Как это будет происходить – посмотрим. Мы сейчас немного о другом размышляем на этот счет. В каком соотношении оставить ответственность, например, в образовании между уровнями власти? Сегодня часть полномочий выполняет Российская Федерация, часть регионы и часть муниципалитеты. Сейчас мы думаем о том, что может быть изменится соотношение между тем, что делает регион в области образования и муниципалитет. Думаем перераспределить эту ответственность.

Вы знаете, что сейчас идет такой пилот в 20 регионах РФ, где отрабатывается схема передачи компетенций в области образования с муниципального уровня на региональный. По-разному это решается в этих регионах. Изучаем опыт, смотрим наиболее приемлемые варианты и определяемся в том, каким путем пойдем мы. Но здесь главный показатель – это дать образование не ниже, чем предусмотрено стандартом, желательно обязательно каждому из учеников, я говорю «желательно», потому что не все хотят создать условия, чтобы молодые люди своевременно определились с профессией, получили знания и навыки в ней, и во взрослую жизнь выходили хорошо подготовленные. Это критерии. Оттуда будет выходить вплоть до каши, пирожка и так далее. Тут Вы абсолютно правы.

Ведущий: Снова позволю себе задать вопрос от наших федеральных коллег. Итак, вопрос от ИА «Интерфакс». Надежда Витченко спрашивает: На прошлогодней пресс-конференции Вы говорили, что совместно с авиакомпанией ЮТэйр будут разработаны предложения по развитию внутрирегиональных авиаперевозок. Как Вы оцениваете проведенную работу? Удалось ли улучшить ситуацию с авиаперевозками? Какой объем финансирования выделен авиакомпании на развитие авиаперевозок?

Н.В. Комарова: Положение дел не ухудшилось в этом отношении. До декабря 2018 года должна быть закончена работа, она простая, линейная. Состоит в следующем. Попросила так, как обычный человек, пользующийся услугами этой авиакомпании и проживающий в Югре. Я попросила создать такую маршрутную сеть, которая бы отвечала на запрос каждого человека и максимально большого количества людей независимо от того, где они проживают, в Кышике или Сургуте – неважно. Мне интересно посмотреть на такую сеть, чтобы понять настоящий запрос. Затем мы его оценим, сколько это будет стоить. Сейчас мы на дотирование стоимости билетов 500 миллионов рублей выделяем.  Я не считаю, что мы получаем достаточные эффекты для такого рода вложений. Мы не в компанию вкладываем, мы стоимость билета дотируем.  Поэтому, когда мы получим такой запрос, мы с вами оценим его. Сколько он стоит. Тогда будем принимать решение: идем мы на это или нет, в полном объеме или может эту сетку немного поправим, но тоже пойдем. Почему хотелось бы именно в таком формате получить ответ на этот вопрос? Потому что, на мой взгляд, это базовый шаг, который нужно сделать для того, чтобы можно было говорить об эффективной системе внутрирегиональных и межрегиональных перевозок. Это может стать некой моделью для развития этой системы в других регионах, в целом по Российской Федерации. Я бы так прокомментировала вопрос.

Владимир Бебех, МК «Югра»: Завершается Год гражданского согласия, объявленный в Югре, скажите, пожалуйста, все ли цели достигнуты? Что планируется в последующие годы для поддержания некоммерческого сектора?

Н.В. Комарова: Если иметь в виду прожили ли мы в согласии этот год, то, наверное, можно сказать, что справились с этой историей. Но понятно, что  мы должны были с вами и хотели в этот период максимально глубоко в себе разобраться и понять, в каком ключе будем развивать общественные отношения, налаживать это согласие, согласительные функции между друг другом и, таким образом, развиваться дальше. Был проведен целый ряд мероприятий, которые давали нам возможность себя увидеть, определиться, честно сказать, чем характеризуются эти отношения между гражданами, которые населяют наш регион и определиться, как будем действовать дальше. Кстати, у нас впереди, 30 ноября, намечается еще одна международная площадка – форум, где мы соберемся с представителями стран, населяющих 60-ю параллель, и это не новый формат, но мы уже другие, потому что мы меняемся. В этом году уже хорошо подготовленные приходим к этому событию. Не скажу, что мы не планировали проведение Совета при Президенте Российской Федерации по национальным отношениям, которое достаточно серьезно вошло в общую картину событий и действий, которые мы с вами приняли в текущем году.

Я считаю, мы изменились за этот год, потому что мы, можно сказать, профессионально позанимались этой темой. И когда мы определились в составе этого вопроса, то, я полагаю, в этом отношении уже по-другому будем жить. Вырос уровень требования к себе, понимание личной ответственности за то, что происходит в этом отношении и то, что ты непосредственно можешь сделать, что не может быть согласие сверху быть навязано. У каждого из вас тоже, наверное, есть свои эмоциональные зацепочки на этот счет. Мне, например, было приятно, когда мне земляки говорили: «Наталья Владимировна, давайте сфотографируемся, мы сургутские немцы, мы нижневартовские дагестанцы или мы няганские узбеки». Мне это приятно слышать, потому что это другая голова у людей, правильная голова, скорее всего, по крайней мере, она отвечает тому, как я отношусь ко всей этой истории. Поэтому, наверное, как минимум это те простые вещи, но о многом говорящие.

Владимир Бебех: Некоммерческий сектор как будет поддерживаться в дальнейшем?

Н.В. Комарова: Наши с вами успехи в этой части признаны на федеральном уровне, где Югра признана лидером среди регионов страны по созданию условий для деятельности НКО и социальных предпринимателей. Понятно, что, если ты лидер, то ты не засыпать должен, а напротив, усиливать свои возможности, чтобы сохранить эту планку с точки зрения эксперта. Но самое главное, что нам дает совершенно другие возможности, когда люди вовлекаются в решение вопросов. Если вы помните, в публичной сфере на заседании Совета по контролю за реализацией стратегии развития нашего региона Сергей Шевчик из Сургута вдруг сказал такую мысль, за которую мы сумели зацепится и в государственную политику ее заложить как определяющее приоритетное направление: «Денег мало в бюджете, давайте мы будем делать эту работу. Нам не надо денег, вы нам просто дайте столовую, например, или еще что-то муниципальное, а мы будем выполнять эту бюджетную услугу». Таким образом: а) люди будут обслужены, б) заняты, в) иметь лучшее качество, ведь я предложил это, потому что хочу это делать для людей и так далее.

Ведущий: Соцсети. Руководитель Центра социальных медиа Югры, администратор группы правительства Югры  ВКонтакте Дарья Цуманкова. У неё есть вопрос от пользователя соцсетей. Прошу, Дарья.

Дарья Цуманкова: Сейчас нас смотрит 8 тысяч человек, а вопрос такой от Лилии Каргополовой: «Вопрос по Году добровольца в Югре – уже принята концепция развития добровольчества, но в регионе пока единой структуры, которая бы курировала направление волонтерской деятельности на региональном уровне, нет. Какие действия предпринимаются сейчас в этом отношении? Создадут ли в регионе единый центр привлечения добровольцев  и волонтеров? Мне кажется, это очень важно на сегодня в преддверии Олимпиады.

Н.В. Комарова: Видите, какие разные глаза у всех, потому что я считала, что у нас уже есть единый центр. При департаменте общественных и внешних связей существует структура, которая выполняет роль ресурсного центра, в том числе для этого движения. А люди не видят ее, значит надо подкручивать этот центр и что-то там менять, раз не все из нас замечают его возможности. Это первое. Второе. Какую-то позитивную, локомотивную роль в этом отношении сыграет опыт, например, в Нефтеюганске, в котором создается сеть, объединяющая волонтерские организации на уровне муниципалитета. Этот проект так и называется «Ресурсный центр по развитию добровольчества среди молодежи в городе Нефтеюганске», и он, кстати, совершенно недавно получил премию «Признание». Я зацепилась за эту тему, потому что здесь ясно, какие площадки, способы и механизмы дадут возможность объединяться. Этот опыт из Нефтеюганска – одни из тех позитивов, о которых я говорю.

А есть еще одна идея, вдохновителем которой является международный гуманитарный добровольческий корпус, которую мы тестируем на всех площадках, в том числе и на форуме общественной палаты Российской Федерации. На это нужно просто посмотреть, такой отклик, внимание и желание участвовать в этом проекте, который мы наблюдаем, транслируя эту инициативу, говорят именно об эффективности ее реализации.

Анна Лейниш, «Новости Югры»: Продолжаются бурные обсуждения подпрограммы «Доступное жилье молодым семьям». Я знаю, что Вы постоянно держите руку на пульсе, в том числе проводили онлайн-конференцию с участниками подпрограммы весной этого года, но тогда к единому мнению так и не пришли. Так как сформировалась большая очередь, вопросы продолжают поступать и в нашу редакцию и коллегам. Как Вы видите решение этого вопроса? Как будет проводиться финансовая программа по этому вопросу? Ваше мнение?

Н.В. Комарова: А Ваше, Анна?

Анна Лейниш: Я знаю о том, что есть у бюджета есть финансовые возможности, но они не могут покрыть желание 24-тысячной очереди. Я понимаю это с точки зрения финансирования, что это достаточно сложно обеспечить всех желающих субсидиями, что очередь с 2011 года, ее участники уже начали получать выплаты, но достаточно сложно людям донести тот факт, что есть у бюджета определенные возможности и его надо логически распределить. 

Н.В. Комарова: Даже не это первичное, на мой взгляд. Я обратила внимание на то, что нередко, принимая решения для оказания государственной поддержки людям, закладываются механизмы, в соответствии с которыми формируется очередность возможности ее получения. И я попросила своих коллег сейчас вернуться к программам, где предусмотрены меры государственной поддержки и которые выстроены именно на этой технологии, и пересмотреть эти механизмы с тем, чтобы формировались программы без очереди синхронизировано и сбалансированно. Действительно, с 2006 года больше 63 тысяч участников – это довольно популярная программа, поэтому мы были даже вынуждены приостановить новых участников, потому что понимали, что мы не сможем ответить на этот вызов. За время ее действия, учитывая прогноз 2018 года, государственную помощь получат около 30 тысяч человек из числа молодых семей, участвующих в этой программе. Около 20 процентов участников этой программы были исключены из нее по достижению 36-летнего возраста или по каким-то другим обстоятельствам. Больше 30 тысяч из числа молодых семей воспользовались еще льготной ипотекой. Стоимость одной субсидии в среднем для молодой семьи по программе получается в пределах одного миллиона рублей. То есть более 19 миллиардов рублей за эти годы из окружного бюджета получили эти семьи. Я не сравнивала положение дел с другими регионам России в этой категории участников жилищной программы, но понимаю, что вряд ли где-то это положение лучше, чем в нашем регионе. Но вы совершенно правы, Анна, это не греет конкретного человека из этой очереди, который стоит в ней пять лет. Ему важно знать, как этот вопрос будет решаться в отношении именно него.

Среди предложений, которые прозвучали на онлайн-конференции, было такое мнение, что была возможность эту программу, прежде всего, направить на тех, кто уже заключил договоры купли-продажи, а таких – более 11 тысяч – и на тех, кто находится на границе 36 лет. В принципе мы готовы к такому решению, хотя и не уверены, что его все поддержат. Но решение надо принимать, потому что большое количество людей настаивают именно на таком подходе. У нас же народная государственная программа.

Есть еще одна категория граждан, которую справедливо бы было учесть в принятии нашего решения, — это те молодые семьи, которые участвуют в долевом строительстве. Случилось так, что они находятся в реестре тех, кто пострадал от действий недобросовестных застройщиков. Мы эту категорию молодых семей введем в перечень тех, кому оказывается мера государственной поддержки, как пострадавшим дольщикам.

Если брать подпрограмму для молодых семей, то у нас есть одна категория граждан, которые вне зависимости от того, исполнилось им 36 лет или нет, остаются участниками подпрограммы до получения меры государственной поддержки. Это семьи, в которых воспитываются дети-инвалиды.

Это несколько направлений, которые в большей степени поддерживаются участниками этой программы, и которая позволит нам выполнить обязательства по этому направлению в отношении этой категории граждан в большем объеме. Когда закроем этот вопрос, то подумаем над тем, какие заложить механизмы, чтобы очередь не накапливалась.    

Яна Демьяненко, телекомпания Нефтеюганского района:  Вопрос от людей, страдающих хронической почечной недостаточностью. Гемодиализ они проходят бесплатно. Плата за проезд компенсируется, но только на общественном транспорте. Для многих — езда на автобусе, тем более трижды в неделю, – это настоящая пытка. К примеру, житель поселка Салым Петр Саньков плохо передвигается даже по дому, поэтому автобус – это точно не его вариант, такси – дорого.

Н.В. Комарова: А социальное такси?

Яна Демьяненко: В том и вопрос. Нету. Возможно ли организовать перевозки социального такси силами департамента здравоохранения?

Н.В. Комарова: Почему Вы говорите, что нет социального такси? Я с этим не согласна, существуют и междугородние перевозки социального такси. В Сургутском районе был прецедент, мы разбирались и урегулировали эту тему, досконально изучив вопрос.

Яна Демьяненко: У нас не перевозят. Люди уже обращались в суд. С 2015 года их возила Салымская участковая больница, но в этом году решение суда было отменено, потому что департамент здравоохранения Югры подал в кассационный суд жалобу.

Н.В. Комарова: Да, действительно, это не входит за счет страховых взносов. И я полагаю, что это должно идти по другой кафедре – социальная поддержка населения через, например, услуги социального такси. Я разберусь с этой темой.

Ведущий: Вопрос от федеральных СМИ. Артём Коваленко, «Эксперт-Урал»: Наталья Владимировна, как Вы оцениваете инвестиционную политику в регионе? Какие проекты для Вас приоритетны? В каком секторе нужно искать ресурсы для развития в 2019 году?

Н.В. Комарова: Это такое направление деятельности, которое в одну секунду не приносит результата. Но в то же время, полагаю, все заметили, развитие региона в этом отношении и хороший внедренный стандарт, целевые модели. Таких много, которые так или иначе характеризуют степень инвестиционной привлекательности региона, доброжелательности к тому или иному инвестору. В этом отношении в течение нескольких лет мы с вами нарабатывали такие позиции, которые дают нам возможность рассчитывать на то, что инвестор придет. Одновременно есть и проблемы на внешнем международном периметре: то одно событие происходит, то другое, которое влияет на поведение инвесторов, если говорить о внешних. Но и к местным это относится, потому что многие российские отечественные бизнес-структуры интегрированы в международный, поэтому любые ограничения, которые так или иначе могут влиять на то или иное направление деятельности, безусловно, сказывается на инвестиционной активности.

У нас с вами регион, который характеризуется очень капиталоёмким дорогим бизнесом. В 2018 году, например, мы ожидаем более 960 млрд рублей инвестиций. Это большой объем инвестиций. Надо иметь в виду, что это в большей степени добыча, транспорт и переработка углеводородного сырья. Очень трудно перебить эти объемы другими видами деятельности. В то же время, вы знаете об этом, эта политика, о которой я сказала выше, она так или иначе приносит плоды, и на сегодняшний день в регион поступили заявки, которые мы обслуживаем. При этом технология обслуживания каждого инвестора  очень доброжелательная, на наш взгляд, в том числе и за счет того, что мы готовы ее перенастроить в случае того, если запрос инвестора это потребует. Сегодня мы обслуживаем заявки на размещение предприятия «Северстали» в Сургутском районе, такой промышленно-логистический парк в Сургутском и Нефтеюганском районе, если говорить о зоне размещения этого предприятия. Это не напрямую нефтегазовая отрасль, но, тем не менее, в том числе, обслуживание заявок этих компаний. По очень приблизительному подсчету годовой заказ компаний, которые расположены на нашей территории, стоит больше 200 миллиардов рублей. В большинстве своем он размещается за пределами нашего региона. Мы показали инвестору: если вы будете это делать здесь и сейчас, получите заказ гарантированно. Это привлекательно для инвестора. Поэтому мы сейчас   наблюдаем повышение активности инвесторов с интересом разместить на территории нашего региона то или иное производство.

Еще один крупный узел в этом отношении – это центр «Бажен» — полигон, на котором будут отрабатываться технологии и оборудование для работы с трудноизвлекаемыми запасами. Одновременно сейчас притягиваются десятки  инвесторов в этот проект с тем, чтобы здесь же разместить предприятие по производству этого оборудования. Это еще одно мощное направление, которое активизирует на этом рынке деятельность, и мы считаем это абсолютно правильным. При этом мы говорим, что это должны быть люди, подготовленные соответствующим образом. Поэтому все, что связано с  привлечением и обслуживанием этих людей, постоянных хороших образовательных программ и создание ими условий для безопасности здоровья и так далее – это все влечет за собой востребованность и в других видах деятельности, в том числе в оказании услуг. Чтобы их оказывать, нужно создавать новые соответствующие мощности.

Возвращаясь к конкретным заявкам, скажу о нашем давнем партнере «Березка газ», у которого в планах – инвестировать в уже созданное предприятие по утилизации попутного нефтяного газа, в реконструкцию и увеличение объема утилизации попутного нефтяного газа с месторождений в районе деревни Шапша и поселка Салым.

Есть смысл сказать и о портфеле проектов, которые утвердил проектный комитет совместно с предприятием «Конверсия». Там несколько кейсов и в них обозначено несколько направлений деятельности, которые так или иначе могут быть локализованы на территории нашего региона.  

Александр Мальцев, журнал «Югра»: 2018 год у нас проходит под знаком 900 – летия Югы, первого упоминания Югры в русских исторических летописях. В этом году проект «Многовекаовая Югра» проходит у нас в новом ракурсе — от прошлого к настоящему и будущему. В округе принята концепция территориального маркетинга и брендинга. Как на Ваш взгляд юбилейные мероприятия повлияют на имидж региона? Какие задачи Вы поставили территориальным маркетологам, и что будет с теми брендами, которые уже существуют, сложились в нашем регионе?  

Н.В. Комарова: Как должно быть, мы с вами определили в концепции и соответствующих программах. Движение начато. Кстати, 23 ноября в Сургуте состоится стратегическая сессия, на которую съедутся все муниципалы и предприятия в том числе, где они будут все наши стратегические решения в этом отношении обсуждать. Примерять на себя, что на самом деле пригодилось — не пригодилось. Если что-то не удалось, то что нужно изменить, для того что бы получить задуманные эффекты.

Ещё, как итоговая, в соответствующем формате пройдёт традиционная выставка «Товары земли Югорской». Но с учетом принятых решений, которые мы с вами обсуждаем, она пройдет несколько в другом формате, так же, как недавняя выставка «ЮграТур». В этом году она проходила по другой модели. Эта тема была востребована в большой степени. Почему я увязываю эти два события? Совершенно очевидно. Постоянно, с кем бы я не общалась, я обращала внимание на то, что Югра – это земля, где почетно, интересно, радостно и ответственно жить. Поэтому каждый раз я говорю – приезжайте к нам и живите у нас. И это в независимости от того, с кем я разговариваю – с иностранцем или с россиянином. Я полагаю, что это важно. Это одна из мер, систем привлечения населения, создание реальных кадровых возможностей для развития, начиная от бизнеса и заканчивая человеком или наоборот, начиная с человека и заканчивая каким-то бизнес-проектом. И ещё на что хотела бы обратить внимание. Если брать решение Российской Федерации об экспортном ориентировании экономики нашего региона, то ставка делается на агропромышленный комплекс, и это понятно. Здесь всегда есть запрос.  Вспомним журналиста из Эквадора, который не мог нарадоваться на наше варенье с шишками. В его голове никак не складывалось…. Это очень вкусно. А на баночке с вареньем на всякий случай было написано «Сделано в Югре». Брендинг и т. д и т.п. Это простые вещи, но они работают на тысячу долларов. Именно поэтому мы поддерживаем всю ту линеечку,  группу продуктов, которые производятся у нас в регионе. Поддерживали, и будем поддерживать. Эффекты колоссальные.  

Ведущий: В Югре есть много хороших, красивых уголков. А вот какие у нас новости из Приобъя?  

Алсу Талипова, газета «Новости Приобъя» (Нижневартовский район): У меня вопрос, который волнует жителей поселения Вата. Ещё в 2011 году на заседании  общественного совета Нижневартовского района жители поселения обратились к Вам с просьбой рассмотреть возможность строительства нового дома культуры. Просьба обоснована, здание ДК находится в ветхом состоянии, ему более 60 лет, полы проваливаются. В прошлом году их подлатали, подремонтировали. Туалет находится на улице. Вместимость объекта всего 40-50 человек. Детям практически невозможно заниматься там кружковой деятельностью. С 2013 по 2018 год администрация района в адрес департамента культуры Югры направляла неоднократные письма, о том, чтобы рассмотреть возможность строительства этого объекта. Была составлена проектно-сметная документация, получено положительное заключение о проверке достоверности сметной стоимости строительства. 5 октября 2018 года правительством Югры была утверждена государственная программа «Культурное пространство».  К сожалению, в перечне объектов капитального строительства Ватинского объекта нет.  Наталья Владимировна, возможно ли все-таки пересмотреть этот перечень и включить такой нужный для ватинцев социальный объект. Я думаю, этот вопрос актуален для всех населенных пунктов региона. Спасибо.

Н.В. Комарова: Почему для всех? Не для всех. Где-то есть и высокая, хорошая  обеспеченность объектами культуры, где-то на самом деле есть такая проблема. Это первое. И второе. Здесь и сейчас я, конечно, не буду решать этот вопрос. Поскольку, как Вы справедливо заметили, а мы чуть выше обсуждали, что с большим количеством населения проработаны государственные программы, они утверждены. Они сбалансированы на потребности и возможности, которыми мы располагаем. Я не буду спорить, ни в коем случае, по факту того, что объект нужен или не  нужен, если люди говорят, что нужен.  Понятно, что в любом поселении должно быть место, где люди могли бы встречаться все вместе, и отдыхать. Чтобы можно было сказать, что мы культурно проводим время. В этом смысле оспаривать то, о чем Вы говорите, мнение земляков…. я не собираюсь это делать.

На что я хотела бы обратить внимание. Вы упомянули, что кто-то писал письма, и направлял соответствующие документы. Очень хорошо. Здесь важно знать, что у нас 25 государственных программ. В 15-17 из них муниципалитеты принимают участие. Если речь идет о компетенции органов местного самоуправления, то здесь очень важно решение органов местного самоуправления о вовлеченности в тот или иной проект. И если Нижневартовский район посчитает, что этот  ДК в поселении Вата – приоритет  Нижневартовского района — так и будет. Ну, например, балками в Нижневартовском районе не нужно заниматься. Решили этот вопрос. Еще чем-то не нужно заниматься, а на вот этот проект не хватает ресурсов. Ну тогда – приоритет. Это мы делаем в первую очередь, а потом все остальное. Давайте, в конце концов, так понимать. Я никогда не скажу, «да, не  нужно ДК». Я знаю, что и в Корликах нужен ДК. И люди разговаривали со мной на этот счет. Просто нам нужно определяться в приоритетах! Например, как мы  балочную проблему решаем. Вот у нас в реестре было 15 муниципалитетов где расположены балки, и мы каждый год раздавали каждому условно говоря по «три рубля». Потом мы изменили этот подход. Сначала решили проблему в пяти муниципалитетах, в этом году, дай Бог все выполнят свои обязательства еще в пяти муниципалитетах,  останется еще 5.  Таким образом, мы решаем эту проблему направленно, по 100 процентному закрытию вопроса. Мы обсуждали вопрос и по молодым семьям. И если вы обратите внимание, при таком подходе сразу появляется и достаточность ресурсов, потому что они концентрируются. И мы проблему закрываем, либо в целом по округу (эту конкретную проблему), либо по некоторым муниципалитетам, в зависимости от того, какое соотношение ее между муниципалитетом и регионом в целом. В данном случае, позитивное решение будет тогда, когда Нижневартовский район скажет: «Мы это считаем приоритетом, готовы на это из бюджета района положить столько-то». На такие-то программы не претендуем, А вот здесь нам нужна помощь регионального правительства. Решать эту проблему придётся вот таким образом.

Хочу обратить внимание, что президент Российской Федерации такое направление, как культура, назвал приоритетным. Это национальный проект, в его состав входит несколько федеральных программ и мы участники этой программы. Будем участвовать в достижении тех целевых показателей, которые в указе президента названы как необходимые для достижения, чтобы мы чувствовали себя культурными гражданами в культурной стране. Если мы выполним все то, о чем договорились, войдем в разряд тех регионов, которые решают этот вопрос. Но с точки зрения возможности доступности для каждого. Здесь просто нужно создавать условия, для того чтобы это можно было зачесть в актив. Ну, условно, например, как люди придумали в отношении цифровизации IT-стойбищ. На самом деле можно было бы сказать – ну, не будет там «цифры». И кто бы нам что сказал? На самом деле на земле есть уголки, куда цифра не пришла, не придет, и никто не видит в этом  необходимость. Мы с вами сформировали этот запрос, и нашли возможность, как ответить на него. Посмотрим. Пригодится…не пригодится. Может быть это только идея…

Обращаясь к журналистке: Мне очень хотелось бы Вам сказать  «Так. Все! Завтра построим!».   

Александр Калачев, ОТРК «Югра»: Тема балочных массивов долгие годы была актуальной для Югры, насколько она близка к завершению, почему иногда звучат фразы, что тема буксует?

Н.В. Комарова: По итогам текущего года по состоянию на 1 ноября с учетом того, что уже сделано, полагаю что где-то 3900 балков у нас остается еще для сноса. До 1 января 2019 года это количество еще сократится: все 10 муниципалитетов (где есть балки), активно работают с этим вопросом, и, судя по всему, 5 из них полностью должны освободиться от этого наследия до 1 июля следующего года и снести эти строения и рекультивировать земельные участки, на которых они были расположены в свое время. Это первая тема.

Вторая тема. Из регионального бюджета муниципальным бюджетам выделено почти 8 млрд рублей — это тот объем, который необходим, чтобы все 9998 балков (столько их было в начале программы, в 2010 году) были снесены, и люди были расселены. Эти ресурсы сейчас у муниципалитетов есть. Сейчас и большинство из 10 муниципальных образований направили каждому участнику программы уведомления, на что они могут рассчитывать — на ту или иную меру муниципальной поддержки, они разные, в каждом муниципальном образовании есть своя специфика. Когда человек приходит, ему выделяется тот или иной документ — либо на получение сертификата на определенную сумму, либо ордер на жилье на условиях коммерческого найма, либо еще что-то – повторяю, в каждом муниципалитете есть свои программы и особенности. Мы полагаем, что то время, которое требуется для прохождения процедур — муниципалитету нужно найти жилье, гражданину нужно найти застройщика, заключить с ним договор купли-продажи, оплатить, переехать — мы рассчитываем, что до конца этого года времени и следующего года все 5 муниципальных образований справятся с этой задачей и закроют этот вопрос. Важно, что ресурсами они обеспечены, осталось их распределить, чтобы закрыть этот вопрос.

Я не исключаю, что завтра выяснится, что еще нужно 3 рубля. Но это не семь миллиардов и, полагаю, мы с этим справимся.

Ведущий: Есть вопросы от представителей федеральных СМИ.  Елена Мационг, «Российская газета»: Встреча с Президентом в Югре — что происходило за кадром, о чем не сообщили СМИ? Ваши личные впечатления от встречи? Также сообщалось, что регион передал президенту несколько писем — за содействием по каким темам Вы обратились к президенту и есть ли уже решения?

Н.В Комарова: Действительно, состоялся рабочий разговор с президентом Российской Федерации. Предполагалось, что это будет дополнительная встреча, но президент нашел возможность провести ее в Ханты-Мансийске. Спасибо большое Владимиру Владимировичу за такую возможность. Несколько вопросов было задано мною президенту Российской Федерации. В ходе разговора они были поддержаны, в настоящее время есть поручения президента, и мы их отрабатываем с ведомствами, которые президент определил нам в качестве партнеров по решению этих вопросов. Один из них — инфраструктурный вопрос о необходимости строительства двух мостов через Обь и северный широтный ход. Югорчане знают, что сообщение с Томском и Новосибирской областью — это важное стратегическое направление. Блок вопросов посвящен диверсификации нефтегазодобычи в нашем регионе — это вопросы ускорения вовлечения в оборот геологической информации о месторождениях. Сегодня получивший информацию 3-5 лет распоряжается ею и только после этого передает ее государству. Мы считаем, что достаточно 1 года, и государство уже может вовлекать недропользователей в разработку месторождений. По режиму налогообложения всем известно, что компании, ведущие нефтедобычу в нашем регионе, несут самую большую налогов нагрузку, менее всего льготируемые. Это влияет и на доходную базу нашего региона. И в этой связи мы заинтересованы, чтобы с как можно большей эффективностью велась нефтедобыча и, со своей стороны создаем условия и настаиваем, чтобы и Российская Федерация регулировала эту тему. Еще важный вопрос — о том, что имеет отношение к нефтегазодобыче – создание на нашей территории ЦОДов, одного как минимум с самого начала, и наша активность предпринимательская, инвестиционная – тоже играет в плюс как аргумент, чтобы этот вопрос был разрешен. Я посоветовалась с президентом о том, как мы, югорчане, будем действовать в отношен имущества министерства обороны, которое расположено на территории Ханты-Мансийска.

Дарья Цуманкова, центр социальных мадиа: Вопрос по экологии. Жительницы из Нефтеюганска и Пыть-Яха: Продолжает волновать вопрос чистой воды в этих городах.. Неоднократно были обозначены проблемы по вводу водоочистных сооружений. И все же главный вопрос остается открытым: когда же воду из крана можно будет наливать в чайник и какую ответственность понесут ответственные за срыв сроков?

Н.В. Комарова: Очень серьезный вопрос. Там много подводных камней, не буду сейчас их комментировать. Оба эти города и мероприятия по обеспечению жителей их чистой водой включены в государственную программу, составленную по требованиям, которые предусмотрены национальным проектом «Экология» и федеральным проектом «Чистая вода». Будут выполнены мероприятия, чтобы жители этих городов могли получить чистую воду.

Евгений Зиновьев, ИА «Муксун»: С августа месяца в Советском районном суде идёт судебный процесс над предпринимателем Евгением Мироновым из Екатеринбурга. Его обвиняет в мошенничестве при исполнении муниципальных заказов прежняя администрация, ему грозит реальный срок. Я, конечно, не буду вдаваться в подробности, это отнимет много времени. Наш сайт рассказывает об этом. Я могу высказать своё личное мнение: Евгений – не виновен. Его главная вина – доверчивость в отношениях к муниципальным властям. Я понимаю, что Вы, как глава региона, не можете влиять на судебную власть. Но, может быть, Вы сочтёте возможным изучить это дело и сформулировать свою позицию. Даже наш президент это делает иногда по поводу резонансных дел.

Н.В. Комарова: Я здесь соревноваться с президентом не буду. У президента есть на это полномочия, право на помилование, возможности… по закону. А у меня этого нет. Но все – таки давайте подумаем, над тем, что вы хотите…

Евгений Зиновьев: Я прошу прощения, что это не вопрос, а попытка привлечения внимания к этому делу Вас и уважаемых коллег (представителей СМИ). Нам кажется, что очень страшно, если невиновный будет наказан. Это страшнее, если виновный не будет наказан. Спасибо, что выслушали.

Екатерина Нефедова, «Русское радио в Сургуте»: Год был сложным для Сургутского ботанического сада. Его чуть было не выкопали, и не перенесли в другое место, что погубило бы все дивные растения, оранжерею. Спасибо общественности, нам удалось его сохранить на том же месте. Нас интересует его будущее. Будет ли самый северный ботанический сад нашей страны сохранен в Сургуте?

Н.В. Комарова: Первое, на что я обращу внимание, и это важно, когда вы, журналисты,  пытаетесь защищать что или кого либо, здесь важно действовать профессионально. Вы упомянули, что отстояли Сургутский ботанический сад, а я Вам профессионально заявлю, что вы его не отстояли. Он как был без статуса, так и остался. А вы ничего не предприняли, чтобы у него этот статус появился, и соответственно была бы обеспечена степень защиты этого объекта. Это важно. Понимаете? В любую минуту, независимо от фамилии человека, который, может быть, тоже будет думать о каком-то интересном проекте для жителей города, ваш сад будет подвержен риску. У него по-прежнему нет статуса. Я знаю, с чего нужно начинать. Всегда нужно идентифицировать проект. Первое и главное – нет решения по Сургутскому ботаническому саду, значит — нет ботанического сад. Его нужно создавать, если город так думает, так считает. Нужно оформлять соответствующий статус. А затем уже, если не дай бог, кто покусится на объект, включатся другие меры. Если нужна моя помощь, обращайтесь, как к частному лицу.

В отношении вопроса: будет или не будет ботанический сад? Все зависит, от того, как решит город, сургутяне. Я знаю, что у города много красивых, интересных планов, проектов. Но их нужно соответствующим образом оформлять. С одной стороны это просто, а с другой стороны… нужно  засучить рукава и настойчиво составлять проект.

Ведущий: Вопрос от наших федеральных коллег. На очереди Иван Костин, информационное агентство «Повестка дня». Вопрос его большой, многоступенчатый, но как раз равняется с замечательными местами, которые привлекают туристов. Их много в Югре. Он хочет спросить про туристическую отрасль, как она развивается. Спрашивает: Югра активно развивает международные контакты и туристическую отрасль. Как мы понимаем, у региона есть амбиции стать международным туристическим центром. Эту идею, похоже, одобряет сам президент, который недавно подарил югорские деликатесы главам других государств на Саммите в Стамбуле.

Н.В. Комарова: Я не знаю, как мы за это расплатимся с Владимиром Владимировичем, потому что такой способ, такая возможность колоссальная, огромная. Спасибо Владимиру Владимировичу, потом уже и госпоже Меркель, и Макрону, и Эрдогану, потому что они тоже стали носителями знаний, понимания и любви к нашему региону. Это дорогого стоит. Огромное спасибо нашему президенту. Он четко работает. Казалось бы, такая малость, а какие эффекты колоссальные. Спасибо огромное. Мы уже можем успокоиться. Проект удался.

Ведущий: Но тут, словно по написанному, Иван Костин вступает в полемику и говорит: Однако, пока в Югре популярен по большей части выездной туризм. Международные рейсы округа направляются в Турцию, Таиланд, Вьетнам. Для развития въездного туризма, в первую очередь, стоит обратить внимание на решение транспортных проблем. Стоимость авиабилетов для югорских городов на сегодняшний день неоправданно высокая. Не кажется ли вам, спрашивает Костин, что такие цены — серьезная помеха для развития въездного туризма? Если да, то как этот вопрос можно решить?

Н.В. Комарова: Абсолютно правильно Иван ставит акцент. Не только цена, но и удобство расписания тоже имеет значение. В этой связи вернемся к началу нашего разговора, когда я упомянула о том, что не сегодня – завтра, по крайней мере в декабре уже точно, по моему требованию должна появиться некая модель маршрутной сети, исходя из чего мы затем определимся и в стоимости, и в удобстве расписания. Это очень важный вопрос, я абсолютно согласна с Иваном. Но в то же время замечу, что и въездной туризм у нас характеризуется ростом, потому что, если брать количество туристов, которые посетили наш регион в течение года, наблюдается устойчивый рост. Не хочу быть неточной, но если брать прогноз этого года, то это выше 600 тысяч человек. Если вы помните, то мы начинали со 100 тысяч с небольшим. Но все, что касается транспортной инфраструктуры, гостиничной сети имеет большое значение. Поэтому одновременно мы сейчас работаем с несколькими сетевыми гостиничными компаниями с тем, чтобы они могли зайти в наш регион. По сути, ни в одном из наших муниципалитетов сейчас нет сетевых гостиниц, а это имеет значение, потому что они тоже ведут за собой определенное количество клиентов. Тех, которые привыкли пользоваться именно этой сетью. И так далее. В этом бизнесе очень много из того, что увлекает, на маркетинге и на брэндинге работает и приносит осязаемые результаты прямо здесь и сейчас – в людях, в количестве денег, которые они оставляют. И так далее.

Одновременно, наш регион с такими высокими возможностями для предложения как земляку, как и приезжему, что мы даже неадекватно это оцениваем. Кто из вас был недавно в нашей художественной галерее? Раз, два, три, четыре, пять, шесть. По несчастью, наверно, кого-нибудь сопровождали? Сами? Там уникальные полотна. Полотна из тех, ради которых люди специально едут, чтобы посмотреть именно эту картину. А я не помню туристов, которые приехали к нам в Югру для этого. А мы не продали это так, как это требуется в соответствии с правилами. И так далее. А наш Березов град? Кстати, по результатам археологических исследований в этом году там нашли берестяные грамоты. Теперь наш Березов входит в семью поселений России, в которых найдены берестяные грамоты. Есть такая семья, как шахматная, биатлонная, а есть вот такая, оказывается. Это уникальная тоже вещь и ее тоже нужно продать. Ну, вот где-то так с Иваном. Спасибо большое, что привлекает внимание. Все-таки, зацепили мы своими планами. И если на них обращают внимание и советуют нам, что сделать, чтобы усилить эффект, то да, это конечно абсолютно правильно. И мы будем продолжать радушно встречать каждого, кто приезжает к нам с тем, чтобы он, в свою очередь, был носителем знаний о нашем регионе и любви к нему.

Наталья Дмитращук, газета «Знамя» (г. Урай): Добрый день, Наталья Владимировна. У меня вопрос как раз по транспортной инфраструктуре. Вы сказали о том, что для округа стратегически важным является строительство моста через Обь и автодороги на Томск. Для нашего города же в разряд вечных вошел вопрос строительства дороги до Тюмени. Заинтересован ли округ в строительстве этой автодороги, и каковы перспективы завершения строительства?

Н.В. Комарова: Да, автономный округ заинтересован в том, чтобы была возможность выхода из региона в другие регионы Российской Федерации. У нас есть выход в Тюмень, в Екатеринбург, есть выход в Томскую область. Правда, на ту часть, которая открыта для нас. Дальше мы думаем на этот счет. В отношении еще одного выхода в Тюменскую область через Куминский хочу заметить следующее. Этот проект востребован и будет реализован тогда, когда обе стороны примут одновременно решение на этот счет. Мы до Куминского строим дорогу и построим ее. Куминский войдет в сеть региональную. Я полагаю, что для Урая несколько другая задача важнее – от Урая нет дороги в региональную сеть, она промышленного назначения и не соответствует стандартам. В этой связи я бы делала акцент на эту часть для жителей Урая. Но если брать возможность более близкого выхода Кондинского района, города Урая за пределы региона, то есть еще один вариант – через Свердловскую область. Кстати, если оценивать наши затраты, то они будут ниже, потому что короче до границы со Свердловской области. Здесь тоже нужно, чтобы с той стороны дорога пришла, потому что строить дорогу в никуда, до границы, целесообразности нет никакой. Останется большое количество километров, которые не являются автодорогой. Вот такой подход. Принципиально это очень важно. Чем больше выходов будет из региона и входов в регион, тем больше активности населения и бизнеса, что, я полагаю, привлекательно.

Ведущий: Я вижу прекрасный тезис «Нужен газ». Интересно, кому? Зачем? Расскажите, пожалуйста.

Александр Страбыкин, газета «Новости Приобья» (Нижневартовский район):  Несколько слов вступления по Нижневартовскому району. В Нижневартовском районе у нас в двух поселениях уже построены газовые котельные. Сейчас у нас есть документация для того, чтобы построить такую газовую котельную и газопровод. Но это строительство газовых котельных осуществляется за счет соглашений с нефтедобывающими компаниями, которые работают на территории Нижневартовского района. И в общем-то, это дело продвигается, но эти проекты очень капиталоемкие, поэтому средств не хватает. Но, Наталья Владимировна, Вы знаете, что у нас разные поселения – топят в котельных и нефтью, есть и такие, где дрова используют. Газ же – самый экономичный и эффективный вид топлива. Помните, еще когда Менделеев говорил, что топить нефтью, это равно, что топить денежными ассигнациями. Вот и отвечая здесь на вопрос, Вы уже сказали, что очень трудно сейчас, когда все госпрограммы уже проработаны, туда включить эти нужды. Вопрос в чем – как Вы относитесь к тому, чтобы как-то понудить нефтяников или каких-то инвесторов заняться этой проблемой, которая реальна. Нужно переходить на газ.

Н.В. Комарова: Первое, на что бы я хотела обратить внимание – газификация в нашей стране проходит в соответствии с программами совместными — Газпрома и конкретных регионов. Газпром обеспечивает магистральное газоснабжение, затем регионы уже к тем населенным пунктам или внутри населенных пунктов, к которым будут магистрально подведены системы газоснабжения. Это базовая тема – кто и как. Если говорить о том, чтобы ускорить эти процессы, то наш регион один из самых газифицированных. При этом обращу внимание, что у нас очень урбанизированное население, в большинстве своем проживает в городах. Города все газифицированы. В этой связи большой процент населения обеспечен централизованным  газоснабжением. В отношении вашей цитаты. Я знаю одного газовика, который сказал: «Зачем вам газ? Кизяками топите». Очень хорошо знаю этого человека. О чем речь идет? Речь идет о том, что иногда бывает экономически выгодней, и человеку-потребителю в том числе, когда используется не централизованное газоснабжение, а какой-то для этой территории характерный вид топлива. Только в этом смысле я эту цитату привела – для того, чтобы раскрасить тему, что называется. На самом деле речь идет именно об этом. Мостик к следующему тезису, возвращаясь к вопросу об инвестиционной политике и проектам с конверсией, один из проектов – это создание мощностей по производству сжиженного газа. Для таких удаленных поселений и не только, для них эта технология может быть интересной, как для индивидуального пользования, так и в качестве энергоресурса для каких-то общепоселенческих мощностей по производству электроэнергии и тепла. Вот такой у меня комментарий на ваш вопрос. Мне кажется, что это интересная история, что она могла быть востребованной и существенно сократить период ожидания отдаленных поселений от муниципалитетов более экологичной, экономичной возможности получить тепло и электроэнергию.

Я еще хочу упомянуть следующий факт. Только в этом году в Ханты-Мансийске многоквартирные дома были с печным отоплением. Так что для нас с вами это не такая уж и экзотика. Но, если я не ошибаюсь, в планах муниципалитета было в этом году закрыть этот проект в связи с тем, что все эти дома должны быть снесены и люди переселены. Надеюсь, что удалось выполнить эту задачу.

Анна Ошуркевич, ОТРК Югра: Очень много говорим о событийном туризме. Много туристов приезжают на биатлон. Мы 2,5 года не принимаем большой биатлон, Центр зимних видов спорта так или не ремонтуируют. Можно ли ждать возвращения Кубка мира, чемпионатов мира?

Н.В. Комарова: Ремонт объекта с этим никак не связан. Наш биатлонный центр соответствует международным стандартам – это стадион класса А, и своих возможностей он не понижал. Мы говорили о развитии центра, чтобы не стоять на месте и создавать новые возможности и для спортсменов, и для болельщиков, увлеченных этим видом спорта. Основная причина, по которой Российская Федерация, а не город Ханты-Мансийск, не участвует в календаре международных биатлонных соревнований, – это санкции. И до 2021 года международная федерация по биатлону не принимает заявки от Российской Федерации на участие в международных соревнованиях. Есть такое решение. Изменят они свое мнение – слава богу, но путевки уже розданы вплоть до 2021 года, по ним уже приняты решения. Не случайно я пользуюсь любым случаем, даже выступая на Германско-Российском международном сырьевым форуме, я говорила, что если мы партнеры на земле, если мы говорим о спортивном движении как движении для людей, то принимая подобные решения, надо прежде всего оценивать влияние их на болельщиков, потому что спорт — это болельщики. Если бы в эту сторону смотрели спортивные функционеры, когда принимали подобные решения, то, наверное, рука бы не поднялась отлучать миллионы болельщиков от такого зрелища. В Ханты-Мансийске выставлены баннеры: «За что я люблю Ханты-Мансийск?» В том числе и за биатлон. Как не понимать это? Мы болельщики, почему вы нас убрали? Мы стремились, все сделали по правилам.

Ольга Сагадиева: Наш сосед, Тюмень, который теперь стал нашим конкурентом  в борьбе за соревнования, – они тоже претендуют на те же этапы.

Н.В. Комарова: У нас много конкурентных преимуществ. С Тюменью мы договорились на определенном этапе, как распределяем эти возможности. Все поменялось. По крайней мере, губернатор, и тот который сейчас министром работает, Владимир Владимирович Якушев, и Александ Викторович Моор, не настроены на то, чтобы биться против нас. Сейчас мы прилагаем усилия, чтобы вернуть Российскую Федерацию в биатлонную семью.

Дарья Цуманкова: На данный момент нас посмотрело более 20 тысяч человек, мы получили более 200 вопросов. Виктор Рыбин из Горноправдинска задает вопрос по ценам на бензин: Из-за повышения цен на бензин и снижения качества топлива в Якутии ищут инвестора для строительства газо- и нефтеперерабатывающих заводов для производства собственного топлива по контролируемой цене. Не рассматриваются ли подобные проекты в Югре?

Н.В Комарова: У нас есть мощности по производству дизтоплива и бензина. Постоянно надо держать руку на пульсе этого бизнеса. Целую сетку мер распространяем в очередной раз, чтобы дисциплинировать участников этого рынка. В целом у нас, как и по всей стране, изменилась обстановка и около 30% так называемых независимых поставщиков, по сравнению с вертикально интегрированными большими нефтяными компаниями. И при этом много таких правил, которые, когда все они соблюдаются, работают нормально, и с теми эффектами, которые государство задумывает. Когда происходит сбой, иногда входят в конфликт. Например, есть сейчас договоренность, закрепленная соответствующим соглашением,  между правительством Российской Федерации и большими компаниями о том, что цены на бензин и дизтопливо остаются на уровне текущего года, по-моему, до 1 марта 2019 года, если я не ошибаюсь. Но это не устраивает тех участников рынка, которые не входят в это картельное соглашение. Получается, если большие компании остаются на одной цене или понижают ее, на них сразу обращает внимание ФАС, что они монополисты, их штрафуют, наказывают. Сейчас мы анализируем обстановку в нашем регионе, определяем характеристику независимого рынка, выявляем, возможно, есть какая-то аффилированность, скрытая или публичная, определяемся в системе, в которой будем взаимодействовать с ними, еженедельный контроль заменяем на ежедневный, с тем, чтобы находить возможность реагировать, если будут зафиксированы изменения цены на бензин и дизтопливо. Вице-премьер Дмитрий Николаевич Козак не исключал, что и эту часть участников рынка привлекут к взаимодействию с правительством на федеральном уровне. В случае если мы найдем какие-то возможности, мы предложим нашим региональным поставщикам соответствующие правила, которые не будут нарушать законодательство, и будут гарантировать приемлемые цены на бензин и дизтопливо.

Ирина Ленькина,  газета «Вестник» (Сургутский район): Я хочу задать вопрос, который касается соглашений с недропользователями, крупными компаниями в части развития инфраструктуры Югры в 2019 году. Скажите, пожалуйста, эти соглашения как-то обновляются? И можете ли Вы назвать какие-то крупные проекты, связанные с участием наших корпораций нефтяников, газовиков, которые планируются на следующий год. Спасибо.

Н.В. Комарова: Не все крупные. Любой шаг — мы высоко оцениваем это сотрудничество. В год это в среднем получается до 9 миллиардов рублей. Это что, мало? Это крупно. Из того, что сразу на ум приходит, это обеспечение открытия филиала художественного театра в Когалыме. Мы полагаем, что в марте этот проект уже выйдет на стадию, когда будут даваться представления, ставиться спектакли на этой площадке.

Такое резонансное решение и ожидаемое жителями и округа, и города Нефтеюганска, – это строительство спортивного комплекса в городе Нефтеюганске. Там Лукойл, здесь Роснефть. Система следующая: заключается на долгосрочный период соглашение и ежегодно, при необходимости, или в зависимости от партнера, или на регулярной основе определяются в наборе тех мероприятий, которые будут реализовываться в конкретном году. Вот сейчас мы заканчиваем работать, выходим на стадию заключения уже соглашения. Они называются дополнительные соглашения к соглашению базовому каждой компании. Например, мы вами готовимся к шахматной олимпиаде, естественно, что наши партнеры тоже будут участвовать в этом проекте. Никто не отказывается. Упомяну проект Газпромнефти, касающийся не только того, что мы видим с вами в Ханты-Мансийске и других регионах присутствия этой компании, но кинофестиваль дебютов «Дух огня», генеральный спонсор. Если бы не они, то это было бы совершенно другое событийное мероприятие. Поэтому огромное спасибо им за этот проект и за другие проекты, например «Родные города» и так далее. Сургутнефтегаз. Десятки объектов можно называть в Сургуте, Сургутском районе, где этот коллектив, на основании соглашения, реализует те или иные проекты. Поэтому мы используем этот механизм. Он в интересах обеих сторон. Хочу заметить, мы тоже выполняем определенные обязательства, ставим условия для работников этих коллективов для выполнения производственных программ. В этой связи никто никого ни о чем не молит, а работаем над тем, чтобы экономика развивалась, и качество жизни людей было достойным.

Мария Середа, газета «Аргументы и факты — Югра»: Подводим некие итоги года. Скажите, пожалуйста, в чем был качественный прорыв Югры в этом году и какие ключевые точки роста могли бы обозначить лично Вы.

Н.В. Комарова: Прямо прорыв?  Я бы обратила внимание, прорыв не прорыв, но это результат, эффект, на который можно рассчитывать не в одну секунду, а с течением времени: мы приходим к этому, это стабилизация объемов добычи. Сначала мы бились за то, чтобы объемы добычи падали меньшими темпами, теперь мы говорим о том, чтобы не падать. Полочку взять и стоять на ней. Вообще задача, чтобы и наращивать объемы добычи, потому что разрабатываем проект, который даст возможность зайти на трудноизвлекаемые запасы, а, следовательно, обеспечить иные объемы добычи углеводородного сырья. Вот я бы обратила на это внимание. Это важно. Это базовая наша отрасль, и успехи в ней дают нам возможность диверсифицировать экономику в целом и реализовывать проекты по улучшению качества жизни людей.

Обратила бы внимание на реально располагаемые денежные доходы населения, номинальную заработную плату. В этой связи статистика говорит о позитивной динамике. При этом я абсолютно далека от того, чтобы в ладоши хлопать и говорить, что мы победили все проблемы, связанные с созданием условий для жизни людей. Ни в коем случае. Но, тем не менее, те усилия, которые прилагаются, дают нам возможность работать с этим вопросом на реальное развитие. Очень рассчитываю на то, что мы не потеряем этих заделов, а напротив, начнем с большим эффектом извлекать выгоду и пользу для конкретных людей. Такое направление работы, которое имеет значение.

Мы уже обсуждали эту тему, я уже упомянула об активизации интереса инвесторов к нашей территории, к возможности размещать здесь свои производства, локализовывать свои производства. По рейтингам регион занимает третье место по развитию инфраструктуры, по социально-экономическому развитию. Это данные, это результаты, которые дают возможность, в том числе, как Вы говорите, для точек роста. Или третье место по объему инвестиций в нашем регионе. Эти базовые экономические показатели, которые мы на высокой планочке размещаем. Они дают нам возможность диверсифицировать все ожидания и рассчитывать на их рост в полной мере. Так бы прокомментировала, если вы это хотели спросить. Если какая-то деталь вас интересует, то я могу прокомментировать. А в таком общем формате я так бы ответила на ваш вопрос.

Николай Молоков, газета «Местное время» (г. Нижневартовск): Буквально пару недель тому назад глава Нижневартовска Василий Владимирович Тихонов в разговоре с журналистами упомянул о том, что городские власти в ближайшее время, 3-5 лет, собираются реализовать на территории Нижневартовска программу реновации, по типу той, которая у нас на данный момент реализуется в столице нашей родины. В планах окружных властей есть реализация подобных программ во всех городах округа? Понятно, что балки у нас закончатся уже скоро, но у нас есть пятиэтажные дома, которым 40-50 лет и более. Это энергонеэффективные дома. В этом направлении есть какие-то планы?

Н.В. Комарова: Правильно Василий Владимирович акценты ставит. Кроме балков у нас с вами целый аварийный жилой фонд достаточно больших объемов, те, которые признаны таковыми после 1 января 2012 года. И это сотни тысяч квадратных метров. Но, тем не менее, вопрос, о котором Вы говорите, он очень актуален, и для Нижневартовска в том числе. Для всех больших городов, где одновременно возводилось большое количество жилья, и, следовательно, они в одной краске, в одном конструктиве и с устаревшими технологиями по оказанию услуг населению. Поэтому безусловно есть смысл над этим думать. Если город Нижневартовск имеет возможность в течение трех лет освободиться от аварийного жилого фонда,  тогда нужно быть готовым к тем проектам, о которых говорит Василий Владимирович. Я, по крайней мере, своих коллег, руководителей муниципалитетов, постоянно нацеливаю на то, чтобы они готовы были к такого рода решениям, потому что мы все равно придем  к этому. И балки, и аварийное жилье покажутся нам цветочками именно в нашем регионе по сравнению с необходимостью приведения в современный вид того жилья, о котором мы с вами говорим. Проблема понятная — в течение 3-5 лет был возведен практически весь объем жилого фонда и, следовательно, одновременно дома приходят в то состояние, которое нас уже не устраивает. Поэтому правильное направление. То, что Вы уже об этом говорите, мне обратная связь, как сигнал, что достучалась, и уже начинают думать на этот счет. В эту минуту в государственной программе прямых решений на этот счет нет, но при инициативности со стороны муниципалитетов, и включая модель решения этого вопроса, мы готовы будем их рассматривать.

Николай Молоков: Насколько я помню, когда-то в нашей законодательной базе не было и балков. И мы знаем, благодаря кому они там появились.

Н.В. Комарова: Вы абсолютно правы. Все, что касается вопросов обеспечения людей жильём, то приоритет. Движение в этом отношении и представление о том, как решать вопрос, приветствуется. Я, например, точно так же отношусь к этой теме, понимаю, что она на пороге стоит и к ней нужно быть готовыми.

Игорь Волосин, ИА «Ура.ру»: Наталья Владимировна, в ХМАО больше нет прямых выборов глав муниципалитетов. Стало ли от этого лучше? Учитывая, что и Вы, и Ваша администрация продолжает инспекционные поездки, строги с мэрами, если есть за что. Недавно Вы подписали документ, по которому теперь любой из Ваших замов может сам инициировать отставку любого градоначальника, если есть за что. Стоит отметить, что отставки мэров проходят регулярно. Например, этим летом свои должности потеряли сразу 3 югорских градоначальника. Мне кажется, что есть проблема и связана с тем, что мэры чувствуют ответственность перед Вами, а не перед нами – жителями городов, которые их не выбирали. Они нас видят только в результатах соцопросов и записях в соцсетях, а это искаженная реальность. Вы замечаете, что ситуация нехорошая и проводите замену. Я считаю, что югорчане готовы взять на себя ответственность за развитие городов, в которых они живут, и, думаю, есть смысл вернуть прямые выборы мэров. Как Вы считаете, возможно ли это?

Н.В. Комарова: Вы как Евгений использовали площадку, чтобы высказать свое мнение?

Игорь Волосин: Это вопрос-инициатива, скажем так. Как Вы относитесь к инициативе вернуть прямые выборы?

Н.В. Комарова: Я сейчас обслуживаю решение, в соответствии с которым в регионе, так же как и в большинстве регионов РФ, действует та система, которая действует.

К любой инициативе отношусь с большим вниманием и пониманием, готова изучать ее, тестировать, определяться, насколько она полезна здесь и сейчас, в конкретное время, и в таком или ином исполнении. Это общее мое правило, в независимости о чем мы с Вами говорим. Вы не можете себе представить, какое количество инициатив и носителей этих инициатив. Все, что касается государственного муниципального управления, всегда притягивает большое внимание. Огромное количество людей, которые считают себя экспертами в этом направлении. Кому-то импонирует то, что он может сказать: «Это замечательный мэр, я за него голосовал». А кто-то может сказать: «Что с него возьмешь? Он никакой, я за него конкретно не голосовал». Да, это большая ответственность: расстановка кадров, получение эффекта от возможности людей, которые занимаются этим. Наш регион абсолютно самодостаточный в части возможности обеспечения квалифицированными кадрами как структуры правительства автономного округа, так и муниципалитетов. Мы не закрыты для того, чтобы извне привлекать специалистов. И это вызывает интерес. Последний конкурсный отбор на должность руководителя Депспорта показал этот интерес: 16 соискателей было, в том числе из-за пределов нашего региона.

В отношении выборности мэров, в той или иной степени вовлечения людей, они выбираются. Вопрос достаточности – недостаточности участия населения в этой процедуре. Мое личное мнение. На выборы не идем. Деньги сумасшедшие на это тратим. Спрашивать с выбранного главы – не спрашиваем, мы у губернатора спросим… Вы думаете, что взяли, придумали, и отлучили людей от избирательной урны. Все это просчитывается при принятии решений. Такова система выборности руководителей по муниципальному управлению, которая действует среди стран европейского союза. Мы с вами в стандарте, в демократии и т.д.  Удовлетворенность от того или иного способа никогда не наступит. И в большой степени это настроение влияет как раз на другие обстоятельства, которые человеку проще привязать к очевидному, к тому, что на поверхности. Я бы так на этот счет высказалась.

Игорь Волосин: Позвольте еще, Наталья Владимировна. Вы сейчас в пример привели выборы директора департамента спорта?

Н.В. Комарова: Нет. Не было выборов. Отбор кандидатов.  

Игорь Волосин: В отборе участвовало 16 соискателей со всей России, но в финал прошли 3. Действующий наш директор, которого выбрали – отказался, не вошёл в финал. Т.е. тоже какой- то сбой произошёл в системе?

Н.В. Комарова: Нет. Читайте внимательно документ. Такая возможность предусмотрена. Больше того, назначен мог быть вообще не соискатель. Потому что здесь действует законодательство Российской Федерации в соответствии с которым высшее должностное лицо является работодателем в отношении того или иного лица. И чтобы здесь все было по закону соответствующим образом документ составлен. Конечно, это первый случай, или второй. Не больше двух. Это назначение не первое. Здесь другой эффект достигается: а) мы вытаскиваем в публичную сферу все те проблемы и вопросы, которые в отрасли сформированы, б) мы видим лидеров, или тех, кто считает себя лидерами. Мы имеем возможность сформировать ответы на вопросы, которые нас беспокоят. Вот это самые главные эффекты! И в случае, если принимается на работу тот, кто участвовал в этом отборе, есть возможность через год спросить у него «А ты все сделал? Ты решил, что обещал? Сделал? Пойдём дальше». Вот эти эффекты – они самые важные в этом вопросе.  

Ведущий: Спасибо, Наталья Владимировна. Спасибо, господин Волосин, что даёте возможность коллегам тоже задать вопрос. Регион у нас открытый. Пожалуйста, «Открытый регион-Югра».

Евгений Оглоблин, портал «Открытый регион»: Президент Владимир Путин назвал Югру примером национальной гармонии. Ответил ли Владимир Владимирович на Ваше предложение, которое было озвучено на совете по межнацу в октябре, я имею в виду законодательное закрепление позиции национальных языков.

Н.В. Комарова: Протокол еще не вышел, но в проекте протокола наше предложение нашло отражение. Я полагаю, что в каком-то контексте обязательно это будет решено. Президент Российской Федерации уделяет большое внимание развитию народов нашей страны, а коренные малочисленные народы Севера имеют конституционную степень защиты и есть статья, посвященная им. В этой связи самое главное — есть носители языков и есть те, кто примет решение и реализует его. И это очень важно — абсолютно своевременное решение будет. И мы не сидим на месте, двигаемся навстречу государственному решению. Мы почему выносим проблему на этот уровень? Народы ханты проживают не только в нашем регионе, и именно в связи с этим требуется надрегиональное решение. Поэтому мы ожидаем вовлечения правительства Российской Федерации. Я позитивно оцениваю перспективность этого решения.

Наталья Менщикова, телевидение Нижневартовского района: Когда Вы выступали на заседании, педагоги в Корликах, Варьегане, Ларьяке обрадовались этой теме сохранения родных языков и у нас на съемках обсуждали ее. У них появились идея — когда будут вноситься изменения в федеральное законодательство, чтобы они могли поделиться опытом.  Нижневартовский район — передовая территория в этом плане, есть научно-методические наработки, опыт колоссальный.  

Н.В. Комарова:  Вы обратили внимание, накануне заседания совета президентом был подписан документ о создании фонда развития языков. Это ресурсный центр, который будет обслуживать в том числе и эти процедуры. В том-то и проблема, почему так затягивается принятие решение, что нет механизма и не прописана в законе ответственность за процессы, которые предвосхищают принятие  решения по алфавиту.

Ведущий: Вопрос от коллег федеральных СМИ, которые не могут присутствовать. «Коммерсантъ-Урал», Мария Арабей справшивает: Как проходит переход к работе нового регионального оператора по обращению с ТКО? Существуют ли у региона риски по переходу на новую систему, связанные с судебными разбирательствами вокруг работы оператора?

Н.В. Комарова: Конечно, существуют риски. Судебные разбирательства сейчас идут и в этой связи принимаются организационные, административные решения, которые исключат или минимизируют до необходимых размеров.  

Татьяна Раздрокова, «Московский Комсомолец-Югра»: С 1 октября согласно дорожной карте, у нас должен был на территории Югры начать работу единый региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами, но на сегодняшний день обнародована информация о тарифах на обращение с ТКО организацией «Югра-Экология» только по 3 муниципалитетам: Ханты-Мансийск, Кондинский район и Урай. Как скоро решится вопрос по всем остальным муниципалитетам и насколько дорожная карта по переходу на новую систему обращения с ТКО реализуется в том темпе, который задуман?

Н.В. Комарова: Мне было бы приятно, если бы Вы экспертно оценили ход реализации дорожной карты и высказали свое мнение. Рада была бы, если бы по Вашему мнению мы были бы в графике и благодарна в случае если бы подсказали, где именно на Ваш взгляд присутствуют риски или сбой.

В целом, дорожная карта выполняется в соответствии с намеченными планами – это первое. Второе – действительно, 3 мунициплитета перешли на новую систему обращения с отходами, вы их назвали, Ханты-Мансийск, Урай и Кондинский район. Остальные в абсолютной степени готовности за исключением утверждения тарифов – это работа, которая сейчас проводится. Здесь большой блок отводится обсуждению этих вопросов. Могла бы привести в пример каждый из тех муниципалитетов, где такая работу уже проведена. Это очень важно для принятия решения по тарифам в любой сфере деятельности. В данном случае новая система запускается.

Ничего не должно помешать. Всяко бывает, конечно, но на эту минуту и этот день мы движемся в соответствии с планами, чтобы до 1 января быть 100% готовыми к переходу на новую систему обращения с отходами.

Территориальная схема у нас утверждена. Сейчас мы работаем над изменениями. Процедура внесения изменений упрощена —  не требуется теперь утверждения на федеральном уровне соответствующим ведомством. В большой степени эти изменения связаны с тем, что в этой дорожной карте отражается и расположение мощностей по переработке ТКО. И несколько центров для этих целей определено. Специально на это обращаю внимание, потому что наличие территориальной съемы обращения с отходами является базовым документом для того, чтобы регион мог считаться готовым к переходу на новую систему обращения с отходами.

Вы обратили внимание, что часть полномочий у нас закреплена за муниципалитетами, часть за регионами. Такие жизненно важные вопросы как утверждение нормативов по твердым коммунальным отходам, утверждение тарифов – за муниципалитетами, потому что они прямо непосредственно задевают людей. Совершенно недавно в качестве контроля за этой ситуацией мы рассматривали эту тему, рейтинги составляли, поэтому я опираюсь на эти данные, комментируя Ваш вопрос.

Айгуль Хисматова, газета «Семейный бюджет в Югре»:  Вопрос отчасти имеет отношение к семейному бюджету. В связи с предстоящей концессией в Нижневартовске тарифы на коммуналку подорожают больше, чем это прописано в федеральном законе, на 11%. Вы готовы к социальному взрыву, который, как бытует мнение, может последовать?

Н.В. Комарова: Дорогая Айгуль, занимая такую высокую должность, я должна быть готова к тому, чтобы социальных взрывов не происходило. Это моя главная задача. Если Вы спрашиваете о моих жизненных принципах на этот счет.

Айгуль Хисматова: Что будет предпринято, чтобы социального взрыва не произошло? (Речь идет о горячей воде и тепле).

Н.В. Комарова: Почему Вы так решили? Во-первых, Вы вырываете из контекста, Вы не досконально изучили документы.  

В настоящее время, действительно, не только в Нижневартовске, но и в других муниципальных образованиях автономного округа и РФ проводится активная работа по привлечению внебюджетных инвестиций в сферу ЖКХ.

Концессионные соглашения – это один из способов привлечения внебюджетных инвестиций в развитие отрасли. При составлении концессионного соглашения формируется финансово-экономическая модель этого проекта, в которой тарифы играют определенную роль, обеспечивая, в том числе, возвратность инвестиций.

Все эти документы готовятся между сторонами, заключающими концессионные соглашения и в соответствии с законодательством РФ предусмотрено участие государственных региональных органов власти в тестировании, экспертизе этих решений. Вот эта процедура, в соответствии с которой взрыва, о котором Вы говорите, не должно происходить в принципе. Вот так могу ответить на Ваш вопрос. Сейчас все, что сопровождает эти процессы, которые проходят в Нижневартовске, по сведениям, которыми я располагаю, публично с участием людей. Пожалуйста, вовлекайтесь. И все свои вопросы задавайте там. Вы будете оценивать и определять тогда, есть или нет поле для взрыва. Возможно, трудно будет или легко.

Имейте в виду, что государством контролируется общий объем стоимости ЖКУ. Стоимость какой-то из услуг может вырасти больше, какая-то меньше, но контроль идет за общей стоимостью ЖКУ. При этом она может вырасти больше, чем поставлена граница правительством РФ. Для этого, и это допустимо, в случае, если представительные органы власти органов местного самоуправления примут соответствующее решение. Это к тому, что система есть, она работает. Именно поэтому я отвечаю на Ваш вопрос именно так.

Я считаю себя обязанной профессионально выполнить свою работу, чтобы не произошло никакого непонимания и конфликта между таким решением и населением, которое будет участвовать в этом.

Алексей Черенков, РИЦ «Югра»: У меня два отчасти взаимосвязанных вопроса.

Первый: есть мнение, что в Югре сложился дефицит управленческих кадров – действительно ли это так и как Вы к этому относитесь? И как Вы подбираете людей в управленческую команду Югры?

Второй: планируется ли в школах Югры ввести урок логики и увеличить количество часов, может быть, за счет регионального компонента на такие фундаментальные дисциплины, как русский язык, математика, история России, физика и химия? Потому что, как мы знаем, у нас много предприятий ТЭК возводится, в частности, в Нижневартовске недавно открылся завод, и везде нужны высококвалифицированные кадры. А они, как мы знаем, исходят из того, что должны давать фундаментальные дисциплины.

Н.В. Комарова: Здесь все регламентировано и находится под защитой Российской Федерации. Формируются стандарты общего образования, расписанные по предметам, а также компетенции органов власти и руководства конкретной образовательной организации в его режиме преподавания, наборе программного обеспечения и так далее.

Вопрос про перераспределение количества часов обучения по тому или иному предмету, я бы так прокомментировала. Могу привести такой пример для того, чтобы тенденцию так или иначе осветить. В течение нескольких лет мы фиксировали понижение качества. Я имею в виду собственную планку оценки по ЕГЭ по математике. В данном случае мы не акцентировали внимание на том, чтобы увеличить количество часов, а поставили на другое. Первое, на то, чтобы программные продукты, по которым ведется образование, были максимально современными и создающими возможность восприятия этого материала. Второе, работа с преподавательским составом, с тем, чтобы они были более высокого уровня квалификации и могли дать тот объем и то качество знаний, которое требуется для того, чтобы получить высокую оценку в этом отношении. Третье, мы точно так же исходим из того, что такие предметы очень важны для профессиональной ориентации большого количества молодых людей, которые выбирают профессию близкую к тем, в которых нужны такого рода знания и навыки.

По поводу дефицита кадров я уже высказалась чуть выше. Я не из тех людей, которые забрасывают шапками любую проблему. Напротив, я – сомневающийся человек и многократно подступающийся к тому или иному вопросу. И все, что связано с развитием персонала, считаю крайне важным. Обратила бы внимание на принятые решения по управлению персоналом в системе органов государственной власти – это целый набор документов, и конкурсные отборы, и тестирования, и на очень широкий спектр предметов тестирование кандидатов, тех, кто включен в резерв кадров. Мы проводим конкурсы, в том числе, и региональные по выявлению лидеров и талантливых молодых людей. Эти конкурсы также встраиваются в систему управления персоналом и повышения качества и возможностей для персонала.

Это такая работа, которую нельзя оставлять ни на минуту. Это работа с людьми. Плюс в день несколько раз меняются требования, задачи к специалистам. Мы все должны быть к этому готовы и всегда на «пятерку». Не скажу, что это трудно – так надо. У нас очень развита система повышения квалификации.

Мы проводим проектную работу с центрами, которые занимаются подготовкой специалистов в области государственного и муниципального управления.

Базовый – это сколковский проект. Начиная со следующего года, двухлетняя такая программа, в которой будут задействованы представители муниципалитетов, органов государственной власти и предпринимательского сообщества, а также общественных организаций. Мы будем учиться на одной площадке. И те, которые служат людям, и те, для которых служат. Это один из примеров подхода.

Светлана Кравченко, ГТРК «Югория»: В СМИ проходила информация о том, что предприятия по производству чистого кварцевого концентрата, так называемого, полярного кварца перешло под крыло правительства Югры. Мы интересуемся судьбой завода. Построен он давно, но сейчас на его территории можно найти только собак. Как Вы можете прокомментировать это?

Н.В. Комарова: В свое время мы в поисках инвестора предложили корпорации «Развитие» заниматься этим проектом, но если анализировать результаты, то я, например, как житель Югры, не удовлетворена тем, как это получилось у корпорации «Развитие», поэтому мы в действительности сейчас занимаемся тем, чтобы получить акции этого предприятия в распоряжение правительства автономного округа затем, чтобы передать их, будем надеяться, более состоятельному в профессиональном смысле инвестиционных возможностей инвестору. Это проект, который является очень интересным, важным и перспективным для экономики нашего региона. Он будет развиваться дальше.

Сергей Зотов, ТК «СургутИнформТВ»: Хотелось бы спросить про дольщиков. Сейчас в Сургуте ряд застройщиков испытывает финансовые трудности. Разумеется, что дольщики волнуются и рискуют попасть в реестр обманутых. Со стороны правительства будет ли оказана какая-то поддержка компаниям? Как планируете разбираться в этой ситуации?

Н.В. Комарова: В отношении поддержки компаний, которые, к сожалению, в риске не выполнить обязательства перед дольщиками – это отдельная история. Здесь важнее всего участие муниципалитета, потому что там могут быть задействованы большое количество инструментов, начиная от разрешительных всяких функций, закрепленных за органами местного самоуправления, и заканчивая участием в проектах по завершению строительства объектов.

В Югре развита система законодательства по защите интересов дольщиков. Эти инструменты публичные, зафиксированы в соответствующих документах, в начале нашей встречи я упомянула еще об одной категории граждан, которые могут попасть под специальные меры сопровождения. Чтобы подробно и долго не рассуждать на этот счет, хочу ответить на этот вопрос следующим образом: как правило, это индивидуальные проекты, они содержат в себе решения вплоть до сопровождения, например, в арбитражных судах интересов дольщиков.

Как раз в Сургуте такой опыт у нас есть. Если помните, то в 2010-2011 годах мы дошли до высшего арбитражного суда с гражданами, восстановили их права и люди уже живут в тех квартирах, за которые они заплатили в свое время.

Поэтому в отношении каждого из них принимаются или будут приниматься специальные меры. Вы правы в том, что задаете эту тему, потому что ее нужно постоянно «дергать», чтобы не произошел тот самый «взрыв». Это очень важно. Тут Вы абсолютно правы. И Айгуль тоже.

Еще бы хотела обратить внимание на то, что еженедельно заместитель губернатора, курирующий эту отрасль, проводит видеоконференцсвязь с муниципалитетами, в которых строятся проблемные дома. Подходите туда и задавайте такие вопросы и так, чтобы на действия и решения «выталкивать» власти. Потому что очень часто: приняли документ и все. Внимание к этому совершенно не излишне. Очень надеюсь на то, что изменения в федеральном законодательстве создадут условия для того, чтобы физические лица не страдали от этого. Для застройщиков – это бизнес, здесь риск всегда есть.

Демури Апаликов, ОТРК «Югра»: В этом году принято решение совместить Ваше традиционное обращение и отчет о работе правительства за 2018 год. Почему принято такое решение?

Н.В. Комарова: На наш взгляд, это создаст условия для людей, чтобы больше времени уделить себе, а правительство АО, губернатор сосредоточатся на том, чтобы оценить положение дел за прошедший период и внести предложения по развитию на следующий год.

Оксана Саламатина, информационный портал Нягань-live: Вопрос о поддержке малого и среднего бизнеса. Стремительно в Югре развиваются сетевые магазины и местные предприниматели по ряду причин вынуждены закрывать свои магазины. Как окружная власть будет поддерживать местных предпринимателей в этом сегменте?

Н.В. Комарова: Хочу заметить, что есть опыт в отдельных муниципалитетах, когда это системно прорабатывается на их уровне и интересы фермеров, мелких товаропроизводителей так или иначе защищаются. Например, в Ханты-Мансийске. Пришли сетевые магазины, одновременно созданы условия и для продажи товарной продукции, которую производят фермеры. Специальные меры поддержки, специальное решение по выделению помещений и так далее. Они работают по системе приближения товара к человеку.

Бренд «Сделано в Югре» имеет здесь значение, он притягивает покупателей и сопровождение со стороны муниципалитета тоже обеспечивается. Этот вопрос задается волнами. Сначала большие города – Сургут, Нижневартовск «переболели», перестроились, Ханты-Мансийск перестроился, дошло до Нягани. Решаемые вопросы. Плюс кооперация, что очень важно. История такова, что там можно вырасти вплоть до того, что собственные банки будут. Тогда никто не будет страшен, ни какая сетевая структура.

Екатерина Путинцева, сайт «ПроНягань»: Буквально на днях Вы утвердили новый грант губернатора, который касается работы НКО и власти, упрощения их взаимодействия, в частности теперь будет утвержден единый оператор грантов. Прокомментируйте, пожалуйста, Ваше решение. Какие решения преимущества для общественников это повлечет?

Н.В. Комарова: Во-первых, это одно окно. Во-вторых, проекты, которые формируются общественниками, могут быть многофакторными и в этой связи не надо разбивать проекты и ходить по разным департаментам, а зайти с одним единым проектом и предъявить его на получение гранта. Мне кажется, что это очень важно для общественников. Одновременно эта новая структура является ресурсным центром, что важнее, чем сам по себе этот грант. Мы рассчитываем, что и размер этой премии будет более привлекательным для общественной организации и полезен соответственно.

Алексей Лучкин, газета «Вестник Приобья»: Балочная тема. В округе создан прецедент, когда одномоментно решается глобальная проблема. Не менее глобальная проблема – аварийное жилье. Мы понимаем, что люди живут не просто в некомфортных, а в опасных условиях. Возможно ли по аналогии с балочными массивами решить одномоментно эту проблему? И второй вопрос: растет ли баррель нефти в цене или падает, топливо постоянно увеличивается в цене. Возможна ли ситуация, когда топливо начнет в цене уменьшаться?

Н.В. Комарова: Про «уменьшаться», то если можно, я экстрасенсом не буду выступать? На самом деле это очень серьезные процессы планетарного значения, которые влияют на все. Я сказала выше о том, что мы, тем не менее, будем мобилизовываться внутри региона и все, что можно будет в ручном режиме регулировать на территории нашего региона, мы обязательно будем это делать. Мы понимаем то, что цены на бензин имеют прямое, очень короткое плечо между человеком, его настроением и отношением к своей жизни и к властям в том числе.

По поводу аварийного жилья. Хочу заметить, что это действительно приоритет и приоритет в связи с тем, что в законодательстве РФ четко написано, что внеочередное решение вопросов обеспечения жильем должно происходить в отношении тех, кто живет в аварийном жилье. Аргумент — угроза здоровью и жизни человека. По состоянию на 1 января 2018 года у нас таких 1480 жилых домов аварийных, которые по состоянию на начало года признаны аварийными. Это больше 650 тысяч квадратных метров. В этом году мы выделили ресурсы, которых достаточно для муниципалитетов с тем, чтобы снести и расселить больше 150 тысяч квадратных метров. Я демонстрирую то, что мы действительно пытаемся относиться к этому вопросу таким образом. Когда мы четко скоординируемся в приоритетах и определимся по долгам перед молодыми семьями, коренными народами, те ресурсы, на которые мы тратим миллиарды ежегодно, то мы к тому же освобождаемся в направлении расходования ресурсов. Что касается аварийного жилья. Мы ожидаем еще изменений федерального законодательства. Заметьте, с 2016 года на федеральном уровне нет этой программы, действует только та программа, которая решает вопросы по отношению к аварийному жилью, признанным таковым до 2012 года. Мы не остановились, и ежегодно больше 100 тысяч квадратных метров сносим. Мы понимаем, что для нас это актуально. У нас больше 2 миллионов квадратных метров ветхого жилья, из них больше 650 аварийного.

Сергей Крысанов (зачитал вопрос от газеты «Мегионские новости»): Поделитесь с нашими читателями, Югра для вас – это…

И второй вопрос: речь о таких организациях как СОНКО, которые оказывают разные виды поддержки, однако не каждая из них готова вкладывать свои средства в ремонт арендуемых помещений, не будучи уверенной, что потом в дальнейшем будет в нем работать. Возможно ли рассмотреть на окружном уровне вариант приоритетного предоставления права выкупа СОНКО арендуемых помещений в случае выставления их на продажу?

Н.В. Комарова: Имущественные льготы в отношении предпринимателей социального направления – это одна из важнейших и серьезных мер поддержки. Хочу обратить внимание, что мы для СОНКО вводим со следующего года еще микрозаймы и поручительства. Если не хватает имущественных льгот, мы создаем инструменты, которые могут быть востребованы и интересны СОНКО может, даже больше, чем имущественные. Имущество – это все-таки и ответственность.

Что касается первой темы, она главная для нас. На вопрос можно ответить по-разному, но я скажу, что Югра – это моя жизнь!

Евгений Лебедько, ИА «ЮграПРО»: Вопрос о субсидиях молодым семьям. Вчера Борис Хохряков заявил, что бюджет округа дополнительно поступило 77 миллиардов рублей. Подскажите, пожалуйста, сколько бюджетных средств выделено в 2018 году на решение этой проблемы?

Н.В. Комарова: На подпрограмму «Обеспечение жильем молодых семей» в 2018 году выделено больше 2 миллиардов рублей. Вряд ли Борис Сергеевич такое сказал.

Дмитрий Сотников, интернет-издание «ЯХМ.рф»: Вас опять сватают на очередную работу. Отправляют в очередную отставку. Как бы Вы это прокомментировали и каков горизонт событий губернатора Комаровой?

Н.В. Комарова: По поводу горизонта – это жизнь. В отношении того, как я отношусь к тому, что меня куда-то сватают, переезда или отставки – спокойно, поскольку Вы сами заметили, что постоянно. Даже в этом смысле можно к этому привыкнуть. Поэтому я очень рационально отношусь к вопросам места работы для чиновника, и считаю, что каждый из нас должен быть в любую минуту готовым принять ту или иную работу, либо передать ее другому человеку. Абсолютно спокойно. Это такой вид деятельности, на мой взгляд. Это работа, это не образ жизни. 

Юлия Стрюковская, газета «Самарово – Ханты-Мансийск»: Вопрос в продолжение темы жилищных субсидий. Каков прогноз по выплате субсидий участникам госпрограммы из числа работников бюджетной сферы. Дело в том, что за 2018 год, по сведениям Ипотечного агентства Югры, предоставлены субсидии 40 семьям. Когда же получат деньги все участники?

Н.В. Комарова: Вот когда молодые семьи успокоятся удовлетворением решения вопроса, тогда мы перейдем к бюджетникам. Мое предложение для подхода к этому проекту.

Юлия Стрюковская: Ипотечное агентство Югры предлагает заявителям писать дополнительное заявление для тех, кто желает получить субсидию в следующем году. В чем его смысл?

Н.В. Комарова:  Смысл его в том, чтобы понимать запрос. Система формирования учета тех, кто готов в следующем году приобрести жилье, там же нужно что-то доплачивать, может быть кредитоваться может быть нет. Такие списки формируются, а когда начинаешь его обслуживать, то и эти люди отказываются. У каждого жизненного обстоятельства разные. Там нет никаких карательных санкций. Отказался — на следующий год снова пишешь это заявление. Смысл в этом состоит. Просто для того, чтобы систематизировать, и мы обоснованно понимали: заявка на 100 миллионов рублей, но мы не можем дать 100 миллионов, мы готовы 80 миллионов. Мы хотя бы понимаем, насколько люди готовы реализовать свое право, как участник этой программы.

Дмитрий Скобелев, РИА Новости: Я бы хотел узнать про перинатальный центр в Сургуте. В марте нам ждать ввода? Действительно ли он будет, как говорит застройщик, самым большим в восточной Европе? Спасибо.

Н.В. Комарова: Знаете, это не самое главное. Пусть говорит застройщик, ему приятно это. И нам, кстати, тоже это греет душу, если на самом деле он самый большой в восточной Европе. Я не могу подписаться под это, я не смотрела рейтинги. И вряд ли они есть. Но то, что он будет крупнейшим в нашем регионе и, что еще важнее, с большим набором услуг для населения – это факт. Мы стараемся его наполнить, в том числе, и научной составляющей с тем, чтобы качество услуги, профессионализм тех, кто будет работать в этом учреждении, отвечал на как можно большее количество запросов, которые на сегодняшний день формируются в области здоровья ребенка, матери и отца в том числе. В этом смысле, это из редких таких учреждений и объектов. Это наверно самое главное. Он будет кустовым для региона и, полагаю, для тех регионов, которые соседствуют с нами. Когда мы выйдем на проектные мощности, сможем продавать услуги за пределы нашего региона. Мы так относимся к этому проекту, и нацелены на то, чтобы он действительно в этом смысле принес эффекты. Мы задумывали это, а не 100 тысяч квадратных метров построить и поставить на них койки. Не это главное там.

Екатерина Галиуллина, газета «Когалымский вестник»: Добрый день, Наталья Владимировна, коллеги. Хочу сказать, что Когалым стремительно развивается. Это и спортивно-культурный комплекс «Галактика», это храм Святой мученицы Татианы. На подходе уже филиал Малого театра. Однако горожане все равно при случае сетуют, что некуда сходить и нечем заняться. В связи с этим вопрос  — как Вы считаете…

Н.В. Комарова: Я считаю, что горожане правы.

Екатерина Галиуллина: Как Вы оцениваете культуру и досуговое разнообразие в округе? Есть ли в Югре дефицит в этом плане, или людям просто свойственно всегда хотеть больше? И планируются ли еще такие крупные проекты по типу СК «Галактика» и филиала Малого Московского театра? Спасибо.

Н.В. Комарова: Я считаю, что люди правы. И ни в коем случае не позволю, в отношении меня нет этой проблемы, но своим коллегам, высказывать свое раздражение и пытаться сказать – ну что еще? Более того, чем больше уровень развития, тем больше у людей запросы. Это абсолютно правильная история. Нужно быть к этому готовым. В отношении того, будут ли новые проекты или не будут проекты. Дело в том, что это коммерческий проект. Это первое. Второе. Что-то похожее.. я не знаю, если Вы считаете, что у нас в каждом муниципалитете океанариум должен быть… Если горожане, то ничего, то конечно. Как люди хотят, так я буду соглашаться с ними. Потом будем думать, как реализовывать. Вот такой подход. В Ханты-Мансийске тоже планируется коммерческий проект культурно-развлекательного, спортивного комплекса. Будем надеяться, что хватит ресурсов и возможностей у инвестора, чтобы реализовать этот проект.  

Владимир Меркушев, издательский дом «Новости Югры»: Добрый день, Наталья Владимировна. За последний месяц произошло несколько конфликтов между спортсменами и функционерами в области спорта. Не кажется ли Вам, что необходима перенастройка системы массового спорта в нашем регионе?

Н.В. Комарова: Я уверена!  Мне не кажется. Я редко апеллирую такими понятиями. Я уверена в том, что это требуется, именно поэтому мы меняем систему управления и людей в управлении этим видом. И задачи стоят большие перед руководством окружного департамента по спорту, и ответственность высокая. Поэтому я и считаю, что нельзя мечтать быть губернатором или директором департамента, потому что я не позавидую Сергею Ивановичу, у него большой объем работы и нужно в максимально короткие сроки показывать результаты. А система очень чувствительная, и участники в этой системе глубоко профессионально подготовленные, точно знающие, чего они хотят. Хотя, не всегда говорящие, что они думают на тот или иной счет. Но это особенность отрасли — все уважаемые, все с регалиями, медалями и мировым признанием, практически все. Поэтому тут очень интересная, очень серьезная и сложная работа. Ждем эффектов. Я согласна с Вами. Мне ничего не кажется, я считаю, что есть тема, и есть проекты, которые нужно реализовывать.  

Владимир Бебех, «Московский Комсомолец»- Югра»: Сейчас идет активное развитие Арктики. Югра географически и логистически очень благоприятно в этом контексте расположена. Какие есть шансы у Югры получить новые инфраструктурные продукты и новые инфраструктурные проекты?

Н.В. Комарова: Я же начала с этого разговор. Действительно, есть нужда создавать на нашей территории инфраструктурные объекты, и я упомянула как дороги, мосты, так и IT-пространства, кстати сказать, это тоже инфраструктурная история, которая на наш взгляд крайне перспективная, и у нас есть конкурентные преимущества для того, чтобы их реализовать.

Владимир Бебех: Тот же IT-форум…

Н.В. Комарова: Как площадка. Но я имела ввиду ЦОДы.

Айгуль Хисматова, «Семейный бюджет в Югре»: Вопрос, может быть, покажется немного популистским, но на самом деле, Вы наверняка знаете такого мэра Якутска, как Сардана Авксентьева…

Н.В. Комарова: Ну да, я знаю, что она победила на выборах. Поздравления мои. В нашем полку прибыло.

Айгуль Хисматова: Сейчас гуляет мем «Мэр здорового человека. Каким он должен быть». Сегодня уже звучал вопрос о «мэропаде» в Югре. Хотелось бы узнать, не было ли мыслей или плана какого-нибудь пригласить Сардану Авксентьеву в Югру, чтобы она пообщалась с нашим мэрами, в том числе с мэром Нижневартовска, рассказала свои секреты успеха, может быть, поделилась каким-то опытом.

Н.В. Комарова: Так еще нет никаких успехов. Победа на выборах – это начало очень трудного пути. Это то, как важно относиться к получению мандата доверия населения выполнять ту или иную работу. Поэтому, как только будут успехи, мы обязательно пригласим соседей. У нас связи, серьёзные, наши земляки работают в Якутии, Сургутнефтегаз и граждане, соответствующие специалисты. Потом, я участвовала в открытии аэропорта на Талакане. То есть, мы соседи. Поэтому, как только будут успехи, то обязательно. У нас очень много площадок, куда мы приглашаем коллег и из государственных органов власти, и из муниципалитетов, и сами ездим. Мы не закрыты в этом отношении, никто не считает себя звездой тут или еще чем-то. Понятно, что нужно смотреть по сторонам и учиться лучшему, что где-то есть. Я желаю успехов и этой женщине, потому что работа, которую она выбрала для себя, и люди согласились с этим выбором, это очень сложная работа. Одна из самых сложных. И я до сих пор убеждена, как заядлый муниципал, что более ответственной работы, чем «директор деревни», вообще нет в системе управления. Поэтому дай бог ей успехов. А как на выборах побеждать, тут умельцев много.

Ведущий:  От имени всех коллег благодарим Вас, Наталья Владимировна, я не совру сейчас, за прямой диалог, за то, что дали нам возможность узнать Вашу позицию по острым и резонансным вопросам. Всего доброго, до свидания, до следующей встречи



АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ